Индекс цитирования Яндекс.Метрика
15.10.2009

Наука как отрасль экономики

Как ни парадоксально это звучит, но уже сегодня нужно думать о том дне, когда нынешний кризис закончится. И мир, сделав соответствующие выводы, начнет жить по-новому. Можно ожидать, что этот послекризисный период будет отмечен резким обострением конкуренции и борьбы за новые рынки. А также крутым витком спирали инновационного развития.

Как ни парадоксально это звучит, но уже сегодня нужно думать о том дне, когда нынешний кризис закончится. И мир, сделав соответствующие выводы, начнет жить по-новому. Можно ожидать, что этот послекризисный период будет отмечен резким обострением конкуренции и борьбы за новые рынки. А также крутым витком спирали инновационного развития.

    Ведущие страны такой поворот событий не страшит. Большинство из них располагает мощным научным заделом, активной системой науки и инноваций, позволяющей создавать и постоянно поддерживать этот задел на должном уровне, быстро превращать его в практические результаты. Наши же возможности в этом вопросе не столь оптимистичны.

    Не секрет, что последние десятилетия мы жили, в основном, за счет научного задела, созданного еще в советское время. Пополнять его не было возможности из-за многократных непродуманных изменений в организации, управлении, планировании и финансировании фундаментальных и прикладных исследований, вследствие чего многие известные и авторитетные в мире научные коллективы были утрачены. Больше же всего настораживают факты, когда усилия Президента, Правительства РФ, направленные на придание экономике ин­новационного развития, на практике превращаются в свою противоположность. Или уходят в небытие, как вода в песок.

    Чтобы в такой ситуации не оказаться в аутсайдерах, пора отказаться от традиционных "укрупнить", "объединить", "переподчинить". Нужны нестандартные подходы. И трезвое понимание того, что "холодная война" окончилась, но противосто­яние сохранилось. Его эпицентр теперь переместился в сферу науки и инноваций, которую необходимо сделать не просто активной, а предельно агрессивной.

    Можно продолжить аналогию. В годы "холодной войны" стратегические интересы страны представляла оборонная промышленность, которая обеспечивала армию техникой и вооружением. О том, как она справлялась с этой задачей, свидетельствует хотя бы тот факт, что многие образцы этой техники до сих пор остаются предметом экспорта. Отсюда – предложение: на столь же важное стратегическое направление сегодня должна быть выдвинута отечественная наука. Соответственно, ей должен быть придан статус самостоятельной базисной отрасли экономики со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    Речь не идет о том, чтобы собрать "под одной крышей" многочисленные научные коллективы, действующие сегодня в разных отраслях. Есть другие способы и схемы, позволяющие сконцентрировать большие силы и ресурсы на решении крупных государственных задач.

    В качестве примера здесь уместно обратиться к опыту США, где более полувека действует Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства – NASA. Примечательно, что оно было создано с целью преодоления кризиса в американской космической отрасли, допустившей отставание от СССР.

    Сегодня NASA – правительственная организация, подчиняющаяся непосредственно вице-президенту США. И финансируемая на 100% из государственного бюджета. На 2006 год например, объем этого финансирования составил более 16 млрд долларов, почти 10 млрд из которых выделялись на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, а также на образовательные программы.

    Такой статус практически исключает влияние на деятельность NASA отдельных финансово-промышленных групп, высокопоставленных чиновников или конгрессменов. Не страхует он лишь от просчетов самого руководства NASA. Но это уже вопрос из области подбора кадров.

    Главная задача NASA – обеспечение динамичного развития аэрокосмической отрасли с целью сохранения за США лидирующих позиций в мире. Для этого на основе текущей ситуации и вероятностных прогнозов разрабатываются проекты долгосрочных программ и оперативные планы, оцениваются затраты на их выполнение. Одновременно NASA является органом стратегического планирования с функциями распределения заданий и средств между исполнителями. В его обязанности также входит содействие практической реализации перспективных разработок.

    В своей деятельности NASA опирается на входящие в его состав 10 крупных научно-исследовательских центров. Но это – лишь вершина айсберга: через эти центры или через свою Дирекцию, где около тысячи сотрудников, NASA может привлекать к работам из "сторонних" фирм, НИИ, КБ и университетов до 500 тысяч (!) ученых и специалистов.

    Такая схема организации и.управления признана эффективной многими развитыми странами. После соответствующей корректировки она может быть применена и у нас. В частности, подобные структуры со своими Дирекциями (Администрациями) следовало бы сформировать для решения важнейших государственных задач. При этом гарантией их эффективности должны стать как отдельная строка в бюджете, так и авторитет руководящего звена. Лучше всего, если руководитель Дирекции (Администрации) такой структуры будет утверждаться Президентом РФ. И ежегодно отчитываться непосредственно перед правительством.

    В нынешней непростой ситуации нашей экономике крайне необходим переход к подобным структурам, способным на основе глубоких исследований определять ближние и дальние цели, формировать пути их достижения, обеспечивать решение поставленных задач при оптимальном финансировании. Если не брать в расчет стремление некоторых чиновников сохранить видимость своей значимости, реальных препятствий на пути воплощения этого предложения нет. Нужны лишь политическая воля и, разумеется, время.

    В этой связи уместно подчеркнуть, что перевод российской экономики на инновационный путь развития – насущная и неотложная задача. Как подчеркнул на одном из прошлогодних заседаний Госсовета В.В. Путин, радикальное повышение эффективности экономики страны в рамках существующего "инерционного энергосырьевого сценария развития" невозможно. "Единственной реальной альтернативой такому ходу событий... является стратегия инновационного развития страны".

    Инновационный процесс – это единый непрерывный процесс получения новых знаний и их использования для производства наукоемкой продукции, включающий фундаментальные, поисковые и прикладные исследования, разработку технологий, создание и промышленный выпуск наукоемкой продукции, в том числе – с привлечением венчурного капитала и на основе государственно-частного партнерства.

    Организация инновационных процессов с участием государства успешно отработана и эффективно действует во всех передовых технологически развитых странах мира. Думается, и у нас "главной движущей силой" в реализации инновационной стратегии должен выступать государственный сектор науки.

    В пользу этого предложения говорят многие обсто­ятельства. Так, по данным статистики, в государственной собственности у нас сконцентрировано более 70% научно-технического потенциала страны. Соответственно, госсектор науки является основным источником отечественных инноваций, направленных на обеспечение безопасности и решение важнейших социально-экономических задач. Наконец, только госсектор может выступать гарантом интересов государства.

    Как свидетельствует мировая практика, реализация инновационной политики с опорой только на научные организации бизнес-сферы в принципе невозможна, поскольку доминантные интересы и цели их функционирования во многих случаях не совпадают с целями и интересами государства. Крупные негосударственные корпорации, безусловно, участвуют в создании новых знаний. Но этот процесс строго ограничен стремлением обеспечить конкурентоспособность своей продукции.

    Более того, корпорации очень неохотно идут на рисковый капитал. А иногда, при наличии своего монопольного положения на рынке, замораживают процессы получения новых знаний. С учетом этих обстоятельств, полная передача прикладной фазы инновационного процесса в коммерческую сферу недопустима, так как существует целый ряд важнейших задач в области прикладной науки, решение которых составляет прямую обязанность и сферу ответственности государства.

    Отсюда ясно: государство должно располагать собственными институциональными структурами в сфере науки, способными обеспечить решение приоритетных национальных задач инновационного развития.

    В этой связи возникает вопрос о повышении эффективности государственного сектора науки, основой которой является наличие системной нормативно-правовой базы. К сожалению, в нашей стране она сегодня практически отсутствует. Четко не сформулировано и само понятие "государственный сектор науки", что не позволяет полностью раскрыть его функциональное назначение как системы, обеспечивающей выполнение государственных задач в области научно-инновационного развития и обеспечения национальной безопасности.

    Нами предложена условная классификация государственного сектора науки как состоящего из академического, отраслевого и вузовского сегментов. Она должна отражать, в первую очередь, основное функциональное назначение каждого из них. В частности,

    – академический сегмент (Российская академия наук и другие госакадемии) обеспечивает проведение преимущественно фундаментальных исследований,

    – отраслевой (прикладной), включающий ГНЦ, НИЦ и отдельные НИИ, не имеющие статуса, задачей которых является проведение взаимоувязанного комплекса ориентированных фундаментальных исследований, прикладных исследований и разработок, создание масштабных производств,

    – вузовский – проведение в основном фундаментальных и прикладных исследований. В первую очередь – для нужд образования.

    Смысл этой классификации – взаимосвязь всех сегментов госсектора, обеспечивающих полный инновационный цикл.

    К сожалению, существующая нормативно-правовая база мешает выполнению этого условия, что называется, уже на старте. В 2005 году изменилась структура федерального бюджета, где был ликвидирован раздел "Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу". В итоге фундаментальные исследования сегодня финансируются по разделу "Общегосударственные вопросы". А прикладные – по разделу "Национальная экономика". Тем самым создана ситуация, когда связь между фундаментальными и прикладными исследованиями разорвана уже на этапе финансовых проектировок.

    К этому нужно добавить, что Министерство образования и науки совместно с Академией наук разрабатывает предложения только в отношении бюджета на фундаментальные исследования. Программная же часть ассигнований в науку формируется Минэкономразвития, непрограммная – Минфином, что, в свою очередь, разрывает и разрушает принцип единой технологической цепочки.

    Думается, есть смысл вернуться к прежней практике и указывать в бюджете расходы на науку единой строкой "Наука и инновации" с подразделами "Фундаментальные исследования" и "Прикладные исследования и инновации".

    Не будет преувеличением сказать, что за последние десятилетия мы превратились в "государство посредников". Многочисленные фирмы и фирмочки всеми правдами и неправдами выстраиваются на пути от производителя к потребителю. Практически ничего не производя, они, тем не менее, увеличивают цену, затраты, снижая конкурентоспособность продукции.

    Плесень посредничества проникла даже в науку. В ней появились организации, которые, не располагая ни кадрами, ни необходимым оборудованием, ухитряются получать заказы (и деньги!) на проведение исследований и разработок. Часть этих денег тратится на привлечение ученых и специалистов из настоящих НИИ, результаты труда которых фирма-посредник выдает за свои.

    В какой-то мере подобное стало возможным в связи с отменой государственной аккредитации научных организаций и, следовательно, критериев отнесения организаций к категории научных. Более того, само понятие "научная организация" утратило правовое наполнение. А органы исполнительной власти, осуществляющие государственное регулирование в научно-инновационной сфере, – действенный инструмент мониторинга этой сферы.

    Подобное упрощение не согласуется с "Основами политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу", утвержденными Президентом Российской Федерации. Последние предусматривают совершенствование действующей системы аккредитации научных организаций, переход к их аттестации и сертификации с учетом международных стандартов качества, для чего понятию "научная организация" необходимо придать современное "наполнение".

    Возвращение в этом вопросе к прежней практике аккредитации научных организаций крайне необходимо для выработки действенного механизма реформирования государственного сектора науки. В частности, оно позволит провести полный и объективный анализ реального состояния всех организаций научно-технической сферы. И на его основе составить реестр научных организаций государственного сектора науки с последующим его утверждением на уровне Правительства РФ.

    Наиболее полно требованиям инновационного развития отвечают такие структуры, как Государственные научные центры (ГНЦ). Созданные с целью сохранения ведущих научных школ мирового уровня, развития научного потенциала страны в области фундаментальных и прикладных исследований и подготовки высококвалифицированных научных кадров, они сегодня стали одной из важнейших составляющих государственного сектора науки.

    Во взаимодействии с другими его структурами (научными организациями РАН и государственных академий, ведущими вузами и крупнейшими отраслевыми научными организациями), ГНЦ создают и реализуют на основе взаимосвязанного комплекса фундаментальных, поисковых и прикладных исследований и разработок научно-технологический задел по приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники.

    Важнейшей чертой ГНЦ РФ является межведомственный характер проводимых ими исследований и разработок, обеспечивающих потребности сразу многих отраслей оборонно-промышленного комплекса и гражданских отраслей России.

    Сегодня система ГНЦ РФ включает 50 научных организаций России, представляющих собой крупные научно-технологические комплексы, выполняющие, как правило, полный цикл работ – от фундаментальных и поисковых исследований до создания и освоения наукоемких технологий.

    Деятельность этих ГНЦ РФ охватывает важнейшие научные и научно-технические направления, обеспечивающие решение экономических и социальных задач. В их числе – вопросы обороны и безопасности страны, ядерная физика, атомная наука и техника, наноматериалы и нанотехнологии, химия и новые материалы, опто- и фотоэлектроника, информатика и приборостроение, биотехнологии, вирусология и медико-биологические проблемы, робототехника и машиностроение, космос и авиация, судостроение, навигация и акустика, водоснабжение и гидрогеология, электротехника, металлургия, гидрометеорология, селекция растений, экология и рациональное природопользование.

    Важнейшим шагом на пути интеграции усилий стало создание Ассоциации государственных научных центров "Наука", являющейся некоммерческой организацией. Она образована самими ГНЦ с целью координации их деятельности, защиты прав и представления общих интересов.

    Одним из основных направлений деятельности Ассоциации является работа по совершенствованию организационно-экономического механизма функционирования ГНЦ РФ и его правового обеспечения.

    Вместе с тем следует отметить: современный этап развития экономики России диктует необходимость выработки новой идеологии формирования всего государственного сектора науки и роли ГНЦ РФ как ведущих организаций этого сектора.

    К числу государственных научных центров РФ относится и Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов. Более семидесяти пяти лет он ведет разработку новых материалов и технологий для перспективных изделий авиационно-космической техники, активно занимается реализацией научных достижений и подготовкой кадров.

    Для этого у нас есть все основания: подавляющая часть материалов, разработанных под чрезвычайно высокие требования летательных аппаратов, может быть с успехом адаптирована для изделий судостроения, атомной промышленности, транспорта, химического машиностроения, медицины.

    За годы существования института в его стенах были созданы научные школы академиков С.Т. Кишкина, И.Н. Фридляндера, К.А. Андрианова, членов-корреспондентов АН СССР Г.В. Акимова и А.Т. Туманова, профессоров Н.М. Склярова, С.Г. Глазунова, других известных ученых. Получившие признание мировой общественности, их идеи, исследования и разработки стали базой для создания разнообразных материалов и технологий, используемых не только в авиационной промышленности, но и в других отраслях отечественной экономики.

    Уровень этих разработок подтверждается повышенным спросом со стороны многих ведущих иностранных фирм. Причем их интерес нередко гораздо выше, а сами фирмы – активнее, чем наши отечественные партнеры. А ведь широкий спектр разрабатываемых в институте материалов определяет столь широкую область возможного сотрудничества с научными и промышленными предприятиями России.

    Мы трезво отдаем себе отчет, что самое щедрое финансирование и благоприятные условия работы не принесут желаемых результатов, если не будет людей, способных выдвигать "безумные" идеи, отстаивать их вопреки всем авторитетам, ночами напролет просиживать в лабораториях и на испытательных стендах. Поэтому во­прос подготовки и переподготовки кадров – в числе важнейших.

    В институте сформирована непрерывная схема "школа – вуз – аспирантура – защита кандидатской диссертации – защита докторской". Действует базовая кафедра "Авиационное материаловедение" МАТИ. Организован "Учебно-научный центр" совместно с Российским химико-технологическим университетом.

    Важной составной частью этой системы стал организованный на базе ВИАМ филиал Московского государственного вечернего металлургического университета. Днем его студенты работают у нас лаборантами, техниками, рабочими, получая полновесную зарплату. А вечером в стенах ВИАМ в специально оборудованных аудиториях слушают лекции наших ведущих ученых, занимаются в лабораториях на современном исследовательском оборудовании.

    Благодаря этой и другим мерам, средний возраст в нашем институте снижен с 62 до 45 лет. Из 1600 сотрудников 495 молодых ученых и специалистов имеют возраст до 33 лет. Ранее же из 2400 сотрудников только 30 имели «возраст Христа».

    Разумеется, многие из нынешних кадровых проблем отпадут сами собой, когда в обществе сформируется предпочтительное отношение к труду ученого, инженера, специалиста. Надежду на то, что это время не за горами, нам вселяют слова, сказанные на первом заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики президентом РФ Дмитрием Медведевым:

    "Интеллект и способность к новаторству –это сейчас наше главное конкурентное преимущество. Но мы об этом больше говорим, чем что-то делаем. Поэтому наша задача заключается в том, чтобы работа в этой сфере вошла в число наиболее престижных".



Популярные материалы