Индекс цитирования Яндекс.Метрика
04.07.2007

Доклад Президента Ассоциации ГНЦ Генерального директора ФГУП «ВИАМ» Академика РАН Е.Н. Каблова на Экспертном Совете по проблемам законодательного обеспечения развития оборонно-промышленного комплекса

Д О К Л А Д
Президента Ассоциации ГНЦ
Генерального директора ФГУП «ВИАМ»
Академика Российской академии наук
Е.Н. Каблова
на Экспертном Совете по проблемам законодательного обеспечения развития оборонно-промышленного комплекса при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской      Федерации «Проблемы законодательного обеспечения инновационного развития оборонно-промышленного комплекса в свете Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию».
 
Уважаемый Сергей Михайлович!
Уважаемые коллеги!
 
       Во всех передовых странах наука входит в число основных приоритетов государственной политики как определяющее условие для обеспечения социально-экономического развития и национальной безопасности. Государственная политика в области развития науки и технологии направлена на переход к инновационному пути развития страны на основе приоритетов, определенных Президентом РФ.
       Основным средством обеспечения достижения поставленной цели является создание национальной инновационной системы, т.е. необходимо принять Федеральный Закон о структуре, составе и принципах функционирования национальной инновационной системы.
       Зарубежный опыт показывает, что без создания такой системы, принятия соответствующих законов о научной и инновационно-промышленной политики - модернизация экономики невозможна.
       В США признают, что самым выдающимся событием ХХ века в истории страны было формирование национальной инновационной системы. Именно национальная инновационная система США является тем механизмом, который создает процесс, позволяющий удовлетворить любую потребность общества. В начале 50-х годов правительство США поставило перед собой задачу – стать мировым лидером, как в области вооружений, так и в целом по экономической мощи и научно-техническому потенциалу. И к 90-м годам прошлого столетия они практически решили эту задачу.
       Опыт инновационного развития экономики в Финляндии также подтверждает это. В начале 90-х  экономика Финляндии находилась не в лучшем состоянии. Сегодня это страна победившего «хайтека», а финская национальная модель производства и использования новых знаний признана одной из наиболее эффективных в мире. В 2004 году экономика Финляндии, согласно международному рейтингу, была признана самой конкурентоспособной в мире. На организацию  такого взлета в стране, еще совсем недавно не имевшей ни сильной научной базы, ни передовой промышленности, понадобилось не так уж много времени. В конце 70-х в Финляндии все было примерно так же, как у нас сейчас: чиновные ученые полагали, что контакты с промышленностью унижают «высокую науку», а бизнес рассматривал ученых как «нахлебников» государства. Обобщенно сформулировать составляющие финского инновационного успеха можно так: власть, наука и бизнес договорились об общих правилах игры и обеспечили высокий уровень образования, маркетинговый стиль мышления, конкурсный принцип распределения средств на науку с привлечением международных экспертов. В Финляндии создана и успешно функционирует отвечающая национальным интересам инновационная система. Ее основные элементы – национальное технологическое агентство (Tekes) и Центр технологических исследований Финляндии (VTT) – распределяют около 80 % финансирования правительственных разработок. На региональном уровне технологическая политика осуществляется центрами экономического развития и занятости (T&E).
       В России национальная инновационная система по существу отсутствует – функционируют отдельные элементы. В переводе с греческого: «система» - целое, составленное из частей. Имея отдельные части инновационной инфраструктуры, как хороши бы они не были, не объединив все части в единое целое, создать национальную инновационную систему невозможно. Вся эта работа должна быть комплексно увязана – должна быть создана система, включающая и объединяющая все элементы. В настоящее время весь процесс осуществляется по ведомственному принципу: Минэкономразвития пишет свои программы, Министерство образования и науки – свои и т.д. Это не значит, что создаваемые программы не актуальны, но они должны быть состыкованы и должны иметь единый центр управления. Государство должно наладить систему экономических и юридических стимулов для реализации инновационного процесса. Вполне очевидно, что такие нормы необходимы.
       Реализация этой политики с опорой только на научные организации бизнес-сферы принципиально невозможна, поскольку доминантные интересы и цели их функционирования во многих случаях не совпадают с целями и интересами государства. Крупные негосударственные корпорации, безусловно, участвуют в создании новых знаний, которые в значительной мере определяют конкурентность продуктов с высокой добавленной стоимостью, создаваемых с использованием наукоемких технологий. Но процесс получения новых знаний внутри таких корпораций строго ограничен рамками обеспечения конкурентности их продукции.
       Как свидетельствует мировой опыт, корпорации очень неохотно идут на рисковый капитал. А иногда, при наличии своего монопольного положения на рынке, замораживают процессы получения новых знаний. Полная передача прикладной фазы инновационного процесса в коммерческую сферу недопустима, так как существует целый ряд важнейших задач в области прикладной науки, решение которых составляет прямую обязанность и неотъемлемую прерогативу государства.
       Отсюда ясно: государство должно располагать собственными институциональными структурами в сфере прикладных исследований, способных обеспечить решение приоритетных национальных задач научно-технического и технологического развития на основе использования достижений фундаментальной науки и эффективного взаимодействия с промышленным (корпоративным) сектором науки.
       Все передовые технологически развитые страны с рыночной экономикой, несмотря на мощные частные промышленные корпорации, располагающие развитой научной инфраструктурой, имеют, тем не менее, многочисленную сеть государственных научно-исследовательских организаций прикладной направленности.
       Инновационная деятельность – это единый непрерывный процесс получения новых знаний и их использования для производства наукоемкой продукции. Он включает фундаментальные, поисковые и прикладные исследования, разработку технологий, создание и выпуск высокотехнологичной продукции. Организация инновационных процессов с участием государственных научных структур успешно отработана и эффективно действует во всех технологически развитых странах мира.
       Необходимо в Федеральном Законе «О науке и научно-технической политике» определить понятие «государственный сектор науки», его структуру, организационно-правовую форму научной организации, принципы государственной поддержки и эффективные формы управления госсектором науки.
       В законе должно быть зафиксировано назначение государственного сектора – как системы, обеспечивающей выполнение государством своих конституционных обязательств в области развития науки, образования, здравоохранения, обеспечения обороноспособности.
       При этом особую важность приобретает выбор организационно-правовой формы научной организации, способной эффективно функционировать, обеспечивая не только извлечение прибыли, но и получение новых знаний и перевод этих знаний в наукоемкую продукцию или лицензионные соглашения.
       К сожалению, ввиду упразднения процедуры аккредитации научных организаций государство лишилось единственного критерия отбора тех структур, которые способны своим персоналом, научно-техническим заделом, опытом научной работы, патентами и ноу-хау, а также экспериментально-исследовательской базой подтвердить готовность выполнять заказы государства на приоритетных направлениях развития науки и техники.
       Хуже того, у коммерческих структур появилась возможность путем несложных манипуляций получить статус «научной организации». А вместе с ним  - и положенные ей льготы, преференции.
       В структуре национальной инновационной системы не должны существовать элементы, которые сами не производят знаний, не преображают эти знания в наукоемкий продукт и не являются инвесторами в этом процессе.
       Поэтому сегодня остро стоит вопрос: по каким признакам относить научные организации к государственному сектору науки? Может существовать два способа: по выполняемым научной организацией функциям и по организационно-правовой форме. При этом организационно-правовая форма не должна превалировать над функциональным назначением научной организации, основной целью деятельности которой должно быть не систематическое извлечение прибыли, а получение и реализация новых знаний.
       Как показывает практика, научные организации, имеющие государственный статус, такие как, Государственные научные центры, институты РАН, ведущие ВУЗы – это основной субъект инновационной системы способный самостоятельно коммерциализировать свои научные разработки.
       Здесь уместно сказать о фундаментальных исследованиях. Очевидно, что сами по себе они не могут обеспечить инновационного развития, поскольку являются только исходной базой всего инновационного цикла, включающего в себя также прикладные исследования и разработки, освоение и производство наукоемкой (инновационной) продукции.
       С этой точки зрения наиболее полно и успешно инновационный процесс может быть реализован в рамках национальных исследовательских центров, предложения по созданию которых должно подготовить Правительство РФ по поручению Президента РФ от 25 декабря 2006 г.
       Создание таких центров возможно на базе институтов РАН и Государственных научных центров (ГНЦ). Они, располагая исследовательской и опытно-экспериментальной базой, способны выполнять весь цикл работ – от фундаментальных и поисковых исследований до внедрения на лицензионной основе промышленных технологий и выпуска на основе полученных знаний высокотехнологичной, конкурентоспособной продукции.
       Другая крайне важная проблема в осуществлении инновационной деятельности – это наличие в России рынка потребителей новых знаний, технологий, т.е.  наукоемких производств. Вся наукоемкая продукция и производство имеют успех только тогда, когда есть рынки. Раньше в России основным заказчиком под наукоемкую продукцию была оборонная промышленность. Сегодня на смену ей пришли компании, которые монополизировали целые отрасли, причем это по большей части иностранные компании, т.е. практически все, что может реально приносить доход в наукоемкой сфере, занято иностранными фирмами. И в этой сфере российским наукоемким предприятиям, предлагающим аналогичную или близкую по качеству продукцию, выдержать конкуренцию практически невозможно. В Советский период в нашей стране при отсутствии рыночных отношений многие перспективные разработки успешно внедрялись. Такие взаимоотношения государства и науки позволяли наладить производство: потребитель понимал, что делают ученые, а ученые понимали, в каком виде это нужно делать. Сейчас нужны протекционистские меры со стороны государства для внедрения отечественных разработок. Государство должно наладить систему экономических и юридических стимулов для реализации инновационного процесса, чтобы контакт между наукой и производством состоялся. То, что на западе эти взаимоотношения регулируются только рынком – это миф. В развитых  странах приняты законы, где речь идет о продвижении наукоемких разработок в бизнес, о сотрудничестве бизнеса, о формах сотрудничества между государством и бизнесом и т.д. В этих законах очень много конкретики, там указаны даже нормы отчисления авторам (в США – это закон о технологических инновациях). Вполне понятно, что нам такие нормы тоже необходимы, как необходимы и сами законы.
       Таким образом, необходимым условием повышения инновационной активности в рамках национальной инновационной системы является скоординированная  научная и подчеркиваю, инновацинно-промышленная политика, исходя из долгосрочных национальных приоритетов.
       Ключевым инструментом коммерциализации новых знаний, технологий, исходя из европейского опыта, опыта США, КНР – это возможность создания Государственными научными центрами, НИИ, институтами РАН, ВУЗами, промышленными предприятиями, новых инновационных фирм, или «старт-ар»-компаний, ориентированных на коммерциализацию результатов научных исследований.
       Сегодня в России отсутствует реальная возможность для роста «старт-ар»-компаний на уровне ГНЦ, НИИ РАН, ВУЗов, т.к. государственные унитарные предприятия, государственные учреждения по действующему Федеральному закону «О ФГУПах» не имеют реальной правовой возможности учреждения таких компаний. Все унитарные предприятия и государственные учреждения имеют серьезные трудности в коммерциализации созданных ими научно-технических результатов, а также учреждении и создании новых высокотехнологических компаний. Срочно необходима корректировка Федерального закона  «О ФГУПах».
       Важнейшим вопросом является принятие Федерального закона о передаче технологии из государственного сектора в бизнес. Ярким примером является: закон Бэй-Доула принятый США в1980 г.; закон «Об инновациях и научных исследованиях» (Франция), принятый в 1999 г. Эти законы стимулируют исследователей к участию в создании и функционированию инновационных предприятий; определены правовые нормы, создающие легальные условия участия государственных институтов в образовании «старт-ар»-компаний. В целом законы включают следующие основные разделы:
1.   Меры по стимулированию исследователей к участию в создании и работе инновационных предприятий.
2.   Меры по развитию кооперации между государственными исследовательскими организациями, ВУЗами и промышленными компаниями.
3.   Финансовые меры по поддержке инновационных предприятий.
4.   Меры по оптимизации юридического статуса инновационных предприятий.
          Таким образом, принимая во внимание международный опыт, а также потребности в правовом обеспечении инновационной деятельности, представляется целесообразным подготовить проект Федерального закона «О стимулировании коммерциализации технологий».
       Предлагаемый законопроект дополняет подготовленный межведомственной рабочей группой при Администрации Президента во главе с Поповой Е.В. «Закон о передаче технологий», который закрепляет права на интеллектуальную собственность за организациями-разработчиками. Однако в этом законопроекте не предусмотрены механизмы стимулирования передачи прав на интеллектуальную собственность, созданную за счет бюджетных средств, от государственных научных организаций, ВУЗов в промышленность для ускорения ее коммерциализации.
       В настоящее время процесс коммерциализации заблокирован пробелами в современном российском законодательстве о науке и научно-технической политике, противоречиями и устаревшими положениями ряда законов общего действия. Необходимо срочно принимать Федеральные законы о стимулировании инновационной деятельности и внесении ряда поправок в действующее законодательство.
       Например, по данным РАН проводимая в институтах академии наук работа по коммерциализации знаний, технологий, сдерживается следующими правовыми проблемами, исключающими мотивацию ученых к коммерциализации результатов своих исследований:
- это противоречие статей Бюджетного и Гражданского кодекса (ст.298 п.2 ГК) и ст. 254 БК; ст. 118 БК (получение кредитов), ст. 140; 116 БК (средства получаемые от предпринимательской деятельности не могут направляться на создание малых инновационных предприятий) и т.д.
Уважаемый Сергей Михайлович!
Было бы очень полезно под эгидой Экспертного Совета с участием Российской академии наук, Ассоциации ГНЦ, Совета ректоров ВУЗов и представителей Минобрнауки, Минэкономразвития, Минпромэнерго осенью провести конференцию по вопросу законодательного обеспечения инновационной деятельности государственного сектора науки и предприятий ОПК.
       Значимым событием в области правового регулирования инновационной деятельности стало постановление Правительства РФ  685 от 17.11.2005 г. «О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности». В нем идет речь о закреплении и передаче хозяйствующим субъектам (исполнителям контрактов) прав на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств федерального бюджета. Однако порядок действий соответствующих субъектов остается неурегулированным.
       Безусловно, закрепление прав на большую часть результатов научно-технической деятельности (РНТД) за исполнителем должно привести к значительному увеличению производства и реализации на внутреннем и мировых рынках конкурентоспособного отечественного инновационного продукта. Однако очень важно, на каких условиях Госзаказчик позволит исполнителю закрепить за собою эти права. И насколько они будут привлекательными для исполнителя.
       Из Постановления следует, что подачу заявки на получение патента и, соответственно, все расходы связанные с поддержанием патента в силе в течение 20 лет, должен осуществлять исполнитель за счет собственных средств. Вместе с тем любое лицо, на которое укажет Государственный заказчик, будет вправе безвозмездно использовать эти результаты в целях выполнения работ или осуществления поставок продукции для федеральных государственных нужд.
       Из Постановления непонятно, кто же будет нести расходы по оформлению этого договора-дарения, по его регистрации в Роспатенте? Кто будет выплачивать и из каких средств авторские вознаграждения? Кто будет выполнять условия по оказанию технической помощи в освоении производства продукции по лицензии, за чей счет и кто будет осуществлять в последующем авторский надзор, выполнять другие условия лицензионного договора и за какие средства?
       Учитывая, что ВИАМ разрабатывает авиационные материалы и технологии, использование которых всегда можно привязать к федеральным государственным нуждам, желающих приобрести лицензии на безвозмездной основе будет очень много.  И это ставит под сомнение целесообразность исполнителю закреплять за собой права на такие РНТД.
       Усугубляет ситуацию и необходимость выплаты в Федеральный бюджет компенсационных платежей с лицензионных договоров, также впервые введенных указанным Постановлением.
       Постановление не регламентирует размер и вид этих платежей. Однако понятно, что это также увеличит стоимость лицензионного договора, усложнит возможность его заключения. И не будет стимулировать исполнителей к закреплению за собой прав на РНТД.
       Имея большой портфель объектов интеллектуальной собственности и опыт передачи прав на них по лицензионным договорам, можно сказать, что и сегодня в федеральный бюджет уходят достаточно большие отчисления от лицензионных договоров. В частности, это НДС, равный 18 % от цены лицензионного договора, это отчисления на социальные нужды (налог на прибыль).
       Хотелось бы понять, какую положительную роль призваны выполнять дополнительные поборы с лицензиатов, как это может повысить их интерес к активизации введения в хозяйственный оборот результатов интеллектуальной деятельности?
       Считаем, что надо вводить налоговые льготы, в частности на НДС для лицензионных договоров, как это было раньше, а не брать дополнительные платежи, которые явно не рассчитаны на поступление в бюджет. Это будет стимулировать и разработчиков и потребителей, вступающих в государственно-частное партнерство, активнее участвовать в инновационном процессе и внедрять новые передовые разработки.
       Вызывает интерес и такой вопрос: почему предприятиям, выполняющим работы и поставки продукции для федеральных государственных нужд, права должны передаваться на безвозмездной основе, а предприятия, выполняющие заказы, направленные на обеспечение обороны и безопасности государства, должны выкупать у Российской Федерации права на РНТД? Ведь всем известно, в каком состоянии находятся сейчас эти предприятия.
       Кроме того, из постановления не ясно, каким образом Госзаказчик будет закреплять за собою права на объекты интеллектуальной собственности, какая роль при этом отводится авторам изобретений? Каким законным образом он будет привлекать их к освоению продукции по лицензии, передачи опыта и знаний и т.д., не являясь для них работодателем? Будут ли соблюдены минимальные размеры авторского вознаграждения (от полученной выручки)?
       Совместное владение правами на РНТД государством и исполнителем в мировой практике практически не используется. Вероятно, потому, что оно должно регламентироваться договором о совместной собственности, который должен быть взаимовыгодным. В данном же случае очевидно, что все обязанности будут возложены на исполнителя, а права – в основном на государство. Поэтому принятие Федерального закона «О передаче технологий» - крайне важно и недопустима затяжка в этом вопросе.
Необходимо так же срочно на законодательном уровне закрепить основания и порядок передачи предприятиями ОПК новейших технологий из сферы создания новых образцов вооружения, военной и специальной техники в область производства гражданской продукции.
       Еще одним ключевым вопросом сегодняшнего дня является подготовка и привлечение к творческой работе высококвалифицированных научных кадров, специалистов высшего, среднего звена. Он требует постоянного внимания со стороны государства, бережного, разумного подхода к реформированию системы профессионального среднего и высшего образования. Безразличие к созданию подготовленной в научном и техническом отношении рабочей силы равносильно интеллектуальному и промышленному разоружению и представляет непосредственную угрозу способности нашего государства продолжать занимать положение мирового лидера.
       Чтобы строить экономику, основанную на знаниях, нужны серьезно подготовленные научные, инженерно-технические, рабочие кадры. Самые большие средства, вложенные в науку, в обновление производства, не принесут желаемого результата, если не будет людей, способных генерировать и осуществлять смелые идеи. Крайне важно ускорить разработку и принятие Федерального закона «О целевой контрактной подготовке кадров для ОПК». Необходимо активно пропагандировать моду на интеллект. Власть должна продемонстрировать обществу через систему стимулов и поощрений, что люди, представляющие интеллектуальную элиту нации, получают всемерную поддержку у государства.


Популярные материалы