Индекс цитирования Яндекс.Метрика
06.07.2015

Россия на рынке интеллектуальных ресурсов

6 июля 2015 года в журнале «Эксперт» вышла статья Президента АГНЦ, Генерального директора ВИАМ, академика РАН Евгения Николаевича Каблова, в которой он рассказал о необходимости формирования и развития рынка интеллектуальной собственности как ключевого условия становления инновационной экономики и реиндустриализации национальной промышленности.

«Кто знает – тот может,

только бы узнать, и крылья будут!»

Леонардо да Винчи

Россия на рынке интеллектуальных ресурсов

За последнее столетие мир кардинально изменился благодаря использованию новых знаний, научных достижений и технологий, а также их быстрой практической реализации. И сегодня именно богатый научный потенциал становится залогом процветания и успеха государств, которые им обладают.

В век нового технологического прорыва и глобализации происходит постепенное разделение по трем основным группам. Высшая лига – это государства, создающие новые знания, средняя – генерирующие на базе этих знаний современные технологии и инновационную продукцию, третья группа – государства-поставщики природных и трудовых ресурсов.

Бесспорно, главным условием попадания любой страны в лидеры является наличие мощной интеллектуальной элиты, которая способна не только генерировать и интегрировать новые знания, создавать сложные цифровые модели, но и регулировать финансовые потоки, а также активно влиять на международные политические процессы.

При этом очень многое зависит как от интеллектуального потенциала страны, так и от его эффективного использования, чем Россия, к сожалению, пока не может похвастаться.

Президент России Владимир Путин неоднократно ставил задачу о необходимости формирования и развития рынка интеллектуальной собственности как ключевого условия становления инновационной экономики и реиндустриализации национальной промышленности, преимущественно на основе отечественных технологий.

Для успешного решения этой задачи важно правильно оценить и успешно защитить этот бесценный ресурс, определить основные критерии его оценки и конкретные шаги для развития. Сегодня скорейшее решение данных вопросов становится жизненно важным условием для нашей страны.

Заокеанская модель

В контексте создания и развития национальной инновационной системы и защиты интеллектуальной собственности весьма интересен зарубежный опыт, который можно успешно использовать, адаптируя к российским условиям. Но сначала необходимо изучить, каким образом действуют в странах-лидерах системы управления инновациями.

Возьмем, к примеру, США, которые сегодня лидируют по большинству прорывных направлений. Это обусловлено тем, что именно результат интеллектуальной деятельности и возможность его использования в реальном секторе экономики играют там определяющую роль в инновационном процессе.

 Понятие «инновации» было сформулировано еще в 1934 году выдающимся американским экономистом Йозефом Шумпетером. Он определял инновации как любое возможное изменение, происходящее вследствие использования новых или усовершенствованных решений технического, технологического, организационного характера в процессах производства, и при этом обязательно приносящее экономическую прибыль. Но только в начале 1980-х годов рядом ученых была разработана сложная структура национальной инновационной системы (НИС) как неотъемлемой части национальной экономики, представляющей собой совокупность субъектов и объектов инновационной деятельности, их взаимосвязей, управления и организации процессов. И первой страной, где НИС стала активно развиваться при непосредственной поддержке со стороны государства, стали США.

Сейчас, через 30 лет с начала своего формирования, американская НИС насчитывает более 10 тыс. научных и исследовательских центров, лабораторий, принадлежащих крупному бизнесу, в том числе транснациональным корпорациям, государству, университетам различных форм собственности, и генерирующих инновационные предложения, которые потребляет реальный сектор экономики.

Безусловно, любая инновационная система состоит из множества элементов, таких как создание инновационных кластеров, государственно-частное партнерство, венчурное предпринимательство, поддержка малого и среднего бизнеса, механизмы льготного налогообложения и т.д. Но основой, фундаментом, на котором строится весь комплекс НИС, является рынок интеллектуальной собственности, ее защита и система трансфера технологий.

Ключевую роль в вопросе эффективного функционирования американской национальной инновационной системы играют ряд законов и постановлений, большая часть которых принята еще в начале 80-х годов прошлого века. К их числу можно отнести законы Бэя-Доула и Стивенсона-Уайдлера, а также Постановление Правительства США №12591 «Об облегчении доступа к науке и технологиям» от 10 апреля 1987 года.

Стоит отметить, что до 1980 года американское правительство имело в собственности более 28 тыс. патентов, из которых коммерциализировано было менее 5%.

Первый законопроект о патентных процедурах для университетов и малого бизнеса был внесен сенаторами Бэем и Доулом в 1980 году и впоследствии получил названия закон Бэя-Доула. Он регламентирует передачу разработчику исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, полученные в процессе выполнения НИР, ОКР и ОТР, финансируемые из государственного бюджета, и направлен на всемерное стимулирование как отдельных научных коллективов, так и целых компаний-разработчиков к выходу на рынок или продаже лицензий другим фирмам.

В том же 1980 году был принят закон Стивенсона-Уайдлера о технологических инновациях, требующий от государственных научных организаций проведения официальных процедур по передаче технологий и осуществления активного поиска возможностей для передачи технологий индустриальным компаниям, университетам, а также местным правительствам и правительствам штатов. Причем предпочтение должно отдаваться индустриальным партнерам, которые будут осуществлять производство на территории США. В 1986 году был принят Федеральный закон о передаче технологий (FTTA), согласно которому передача технологий – обязанность каждого научного работника и инженера, работающего в государственной научной организации. В 1989 году принят закон о национальной конкурентоспособности передачи технологий. А распоряжение «Об облегчении доступа к науке и технологиям» стало стимулом по созданию инноваций людьми, работающими в государственных учреждениях. В частности, документ предполагает внедрение программ по распределению авторских отчислений, а также денежных вознаграждений изобретателям, которые являлись работниками госучреждений.

По данным Управления по патентам и товарным знакам США, этот комплекс мер привел к тому, что ежегодно только университетами США выдается более 5000 лицензий и опционов, при этом порядка 70% новых компаний регистрируют основным местом своей деятельности тот штат, в котором находится выдавший им лицензию исследовательский институт. Это крайне важно и благоприятно влияет на распределение центров инновационной деятельности по всей стране, не сосредоточивая их в нескольких крупных городах.

Принятые меры способствовали активизации деятельности по трансферу технологий на всех уровнях и привели к увеличению поданных заявок на изобретения с участием федеральных лабораторий, количества выданных на них патентов и увеличению расходов частного сектора на поддержку научных исследований в университетах (до 50 млрд долларов ежегодно по данным отдела внешних связей Управления по патентам и товарным знакам США за 2012 год).

Что же касается развивающихся государств, показательно, что из стран БРИКС только Россия не имеет четко выстроенной системы в области интеллектуальной собственности, ориентированной, в том числе, и на глобальный рынок.

Инновационный движок для России

Еще не так давно наша страна была лидером по количеству изобретений, создав немало оригинальных научно-технических разработок. Так, в 1987 году в СССР было заявлено 83 700 авторских свидетельств, в то время как в США в том же году – лишь 82 900 патентов, в Японии – 62 400, а в Германии и Великобритании – по 28 000 патентов. То есть на долю советской науки приходилась четвертая часть всех изобретений в мире, однако с их практической реализацией и востребованностью дела обстояли не так благополучно. В результате многие оригинальные решения и уникальные технологии, придуманные отечественными учеными, нашли свое применение за рубежом.

К сожалению, и сегодня ситуация по реализации изобретений и защите интеллектуальных прав наших ученых не отвечает требованиям реалий.

Чтобы сделать интеллектуальную собственность основным источником роста экономики и производительности труда в России, необходимо создать благоприятные условия и механизмы стимулирования участников интеллектуальной деятельности ‒ то есть особый инновационный климат, при котором вложение средств в новые знания станет привлекательным для бизнеса, иными словами ‒ прибыльным.

Сейчас российские инновации не востребованы бизнесом. По статистике, в России используется не более 10% инновационных идей и проектов, в то время как в США – свыше 60%, в Японии – до 95%. Более 70% всех наших изобретений нацелено на поддержание или незначительное усовершенствование существующих, в основном, устаревших видов техники и технологий.

Кроме того, показатели патентной активности российского рынка демонстрируют все еще «сырьевую» модель экономики, в то время как аналогичные показатели США ориентированы на инновационное развитие. Так, приоритетным направлением патентования в России является класс МПК «Удовлетворение жизненных потребностей человека», для США же приоритетны направления «Физика» и «Электричество».

Мировой опыт показывает, что краеугольным камнем в системе защиты интеллектуальной собственности является государственное регулирование, предполагающее разработку национальной стратегии инновационного развития через рынок интеллектуальной собственности.

Недавно рабочая группа Совета по вопросам интеллектуальной собственности при Совете Федерации подготовила «Концептуальную основу государственной стратегии в области интеллектуальной собственности», и в ближайшее время документ будет направлен на рассмотрение в Правительство. Эта стратегия должна стать основой для успешного формирования нового технологического уклада, внедрения изобретений, защиты авторских прав ученых и коммерциализации инновационной продукции. Документ призван стать не только нормативно-правовой базой, но и четкой программой действий. Важно снизить административные барьеры, создать систему правового регулирования, защиты, контроля и надзора в сфере интеллектуальной собственности, а также единых стандартов. По мнению экспертов, интеллектуальная собственность не стала пока полноценным предметом гражданско-правового оборота. Она должна свободно отчуждаться, а интеллектуальные права по лицензионным договорам, договорам коммерческой концессии или договорам залога – передаваться и исполняться.

А пока все результаты интеллектуальной деятельности, получаемые, скажем, в рамках гособоронзаказа, автоматически причисляются к продукции военного, специального или двойного назначения, что затрудняет их использование в гражданском секторе. Хотя у них, без сомнения, высокий потенциал для использования в высокотехнологичной инновационной продукции гражданского применения.

На мой взгляд, для увеличения заинтересованности участников инновационной деятельности в получении патентов и их коммерциализации имеет также смысл установить в императивном порядке минимальные ставки выплат по всем видам авторских вознаграждений, а кроме того, осуществлять выплаты лицам, содействующим коммерциализации, для чего внести изменения в правила выплаты вознаграждения за служебные изобретения, утвержденные Постановлением Правительства РФ № 512 в июне прошлого года.

И, наконец, надо решать кадровую проблему: сегодня в России крайне мало грамотных патентоведов и патентных поверенных.

Как оценить знания?

Еще одна сложность, мешающая развитию инновационной деятельности в нашей стране, кроется в несовершенстве системы индикаторов и показателей оценки результативности науки при выполнении государственных контрактов. В отечественной Федеральной системе мониторинга результативности деятельности научных организаций зарегистрировано почти 1500 научных организаций разных организационно-правовых форм и ведомственной принадлежности. Оценка их деятельности производится по 25 количественным показателям, треть из которых связана с публикационной активностью (в том числе основанной на данных зарубежных информационно-аналитических систем Web of Science и Scopus). А вот результатам интеллектуальной деятельности, внедрению созданных технологий в реальный сектор экономики в мониторинге уделено только три показателя.

На мой взгляд, павильнее проводить оценку деятельности научной организации как на основе индивидуальных численных показателей, так и экспертной оценке ее научно-технической деятельности, которая не всегда может быть показана количественными значениями.

Оценка результативности и востребованности результатов научной деятельности должна быть дифференцирована в зависимости от ее вида. В качестве критерия результативности и востребованности результатов фундаментально-ориентированных исследований, ожидаемые сроки практического применения которых оценить невозможно, могут выступать научные публикации в высокорейтинговых журналах.

В то же время при оценке результатов прикладной научной деятельности должны применяться другие параметры, такие как количество разработанной технологической и конструкторской документации, количество разработанных технологий, количество созданных прототипов и образцов-демонстраторов техники, оборудования и сложных технических систем. Количество и качество научных публикаций в журналах не отражают результативность прикладной научной деятельности, аналогично – показатели прикладной научной деятельности не позволяют оценить результаты фундаментально-ориентированных исследований.

Важно и то, что оценка авторской публикационной активности должна проводиться с использованием данных, в первую очередь, российских библиометрических систем. Ведь излишнее увлечение западными методологиями ставит нас в зависимость от зарубежного экспертного сообщества, принижает статус русского языка. Нельзя директивно требовать от наших ученых публиковать свои труды за рубежом, признавать превосходство западной научной традиции над отечественной и отдавать право оценивать нас тем, кто заинтересован в нашей слабости.

Шаг в будущее

Конечно же, как глава ведущего материаловедческого института страны, я бы хотел напомнить о важности создания и скорейшего внедрения материалов нового поколения в различных отраслях нашей промышленности. Ведь без них невозможно реализовать по-настоящему прорывные научные решения и создать конкурентоспособную высокотехнологичную продукцию.

В качестве конкретного примера можно привести ВИАМ, где накоплен значительный практический опыт в сфере интеллектуальной собственности. Например, с 1993 года институтом было получено 943 патента РФ, а также создано свыше 1386 секретов производства (ноу-хау). Что касается коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности ‒ в период с 1995 года и по настоящее время мы заключили 920 лицензионных договоров, из которых на данный момент действуют 635. В прошлом году выручка по лицензионным договорам составила около 145 млн рублей, а всего за последние четыре года – 420 млн рублей. При этом в институте организована система финансового стимулирования разработчиков за изобретения. Наряду с лицензионными соглашениями, в ВИАМ на базе собственных РИД организовано 21 высокотехнологичное малотоннажное производство, выпускается 210 наименований продукции.

В институте выплата единовременного вознаграждения за изобретение осуществляется на основании подписанного соглашения между соавторами, предусматривающего долю творческого вклада каждого. Расчет выплаты производится как доля от себестоимости продукции, приходящейся на данное изобретение, при этом установлены в императивном порядке минимальные ставки выплат: авторам – 2%, содействующим – 4%. Предусмотрены также выплаты за предоставление права использования секрета производства (ноу-хау).

В ежегодном мониторинге Минобрнауки России результативности деятельности научных организаций за 2013 год ВИАМ получил первое место по количеству использования РИД, в том числе по лицензионным договорам, по показателю выручки от лицензионных договоров, второе место – по количеству созданных РИД.

В 2014 году по результатам анкетирования Европейской научно-промышленной палаты наш институт включен в рейтинг лучших мировых научных организаций в категории «Материаловедение».

Кроме того, ВИАМ стал лауреатом IV конкурса «За вклад в развитие интеллектуальной собственности» и занял первое место в подноминации «Лучшее предприятие по организации работы в области интеллектуальной собственности в оборонной промышленности в регионе». Конкурс проводился Санкт-Петербургским НИУ информационных технологий, механики и оптики при поддержке Федерального института промышленной собственности в рамках мероприятий, посвященных международному Дню интеллектуальной собственности  26 апреля.

В заключение отмечу, что сегодня у России есть хорошая возможность не только вернуть себе утраченное лидерство в области получения новых знаний и технологий, но и успешно их реализовывать на практике, создавая конкурентоспособный конечный продукт. И я уверен, что в значительной степени решению этой задачи способствовали бы собственные интеллектуальные ресурсы.



Популярные материалы