Яндекс.Метрика

Люди практической науки

07.12.2015

«Создание термостойких полимерных композитов – одно из приоритетных направлений национального материаловедения»

Интервью с начальником сектора ВИАМ, кандидатом технических наук Рамилем Мухаметовым.

Кандидат технических наук Рамиль Рифович Мухаметов – начальник сектора «Синтез термостойких органических связующих» в лаборатории Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ) «Полимерные связующие, клеи и специальные жидкости».

Основным направлением деятельности Рамиля Мухаметова является создание и всестороннее исследование термореактивных связующих различных классов для полимерных композиционных материалов, используемых в конструкциях летательных аппаратов. Последние несколько лет он занимается получением термостойких полимеров для конструкционных пластиков с температурой эксплуатации до 400°С.

Рамиль Мухаметов – победитель Всероссийского конкурса «Инженер года-2008» в номинации «Химия», отмечен почетным званием «Надежда авиастроения», автор около 40 работ и 11 патентов.

Мне нравилось, что результат своего труда можно увидеть и потрогать

Я родился и вырос в Москве. Химиков в нашей семье раньше никогда не было, но мои родители тесно связаны с отечественным авиапромом – всю жизнь они трудятся в «Научно-производственном центре газотурбостроения «Салют». В детстве я жил совсем недалеко от главного входа Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов – на 9-й улице Соколиной горы, где располагается 2-я территория ВИАМа. И, тысячу раз пробегая мимо, не мог представить, что именно с этим институтом будет связана моя дальнейшая трудовая деятельность.

Учился в школе №429, которую курировало «НПЦ газотурбостроения «Салют». До сих пор помню, какое сильное впечатление произвел на меня впервые увиденный авиационный двигатель в натуральную величину. Это произошло в музее «Научно-производственного центра газотурбостроения «Салют»: нас, самых прилежных учеников (среди которых был и я), принимали в пионеры. Сотрудники завода в торжественной обстановке повязали нам красные галстуки, а потом представили экспозицию музея. Именно тогда у меня впервые появились мысли связать свою будущую деятельность с наукой.

В школе на дополнительных уроках труда мы по мере наших детских сил вносили свою лепту в работу завода, чем очень гордились: доводили напильниками алюминиевые детали байдарок (румпели и шарниры) до требуемых размеров. В школе существовал своего рода местный ОТК в виде учителя по труду, который проводил визуальный контроль и обмеривал детали перед сдачей их на завод. Мы с ребятами радовались тому, что были причастны к производству знаменитых, единственных тогда в Советском Союзе байдарок «Таймень-2» и «Таймень-3» (наверняка старшее поколение их помнит).

В 9-м классе я увлекся неорганической химией, хорошо сдал выпускные экзамены. На семейном совете было решено сначала получить специальность в профильном техникуме, а уже потом продолжить обучение в высшем учебном заведении. В 1989-м году я поступил в химико-технологический техникум (МХТТ) по направлению «Технология основного органического синтеза и высокомолекулярных соединений». Тогда я уже понимал, что полимеры, окружающие нас повсюду: в корпусе телевизоров и утюгов, мебели, одежде, посуде и упаковках для продуктов – это интересное и перспективное направление. В техникуме наша группа изучала химию высокомолекулярных соединений – полимеров, методы их получения, переработки в готовые изделия. Обучение строилось следующим образом: за первый год мы проходили программу 10–11 класса, а в течение последующих трех лет уже непосредственно осваивали специальность. Изучали методы синтеза полимеров в промышленных масштабах, технологию получения крупнотоннажных продуктов органического синтеза, нефтепереработку. Мне очень нравилось, что результат своего труда можно увидеть и потрогать, это был настоящий законченный цикл производства. Мы получали не только теоретические знания, но и практические навыки, на это были ориентированы лабораторные занятия и производственная практика на химических предприятиях – Московском нефтеперерабатывающем заводе в Капотне, Кусковском химическом заводе.

Особенно запомнилась практика на четвертом курсе техникума, которая проходила на одном научно-производственном предприятии, основная деятельность которого была направлена на разработку, изготовление и внедрение элитных лакокрасочных материалов и систем покрытий на их основе. Эти материалы использовались для окраски авиационной и космической техники, железнодорожного транспорта, бензовозов, музыкальных инструментов – везде, где требуется высокая атмосферостойкость, термостойкость, электропроводность, антистатические и оптические свойства, декоративность.

На тот момент мне уже исполнилось 18 лет, работать приходилось в три смены по скользящему графику: три дня – утром, три – днем и три – ночью. Тяжело, но в молодом возрасте бессонные ночи не так страшны.

Взяли меня в лакокрасочный цех на должность аппаратчика, платили «взрослую» зарплату. Вспоминается, как в разгар внутриполитического конфликта в октябре 1993 года, когда в Москве был объявлен комендантский час, мне выдали специальный пропуск, чтобы я смог добираться в ночные смены на завод. В соседнем от него здании находилась редакция «Московского комсомольца», в самый пиковый момент противостояния именно рядом с ней расположились несколько танков, которые потом расстреливали Белый дом.

Практика должна была продолжаться в течение шести месяцев, но этому помешала политическая ситуация в стране. Началось обострение военного конфликта в Чечне, и президент Борис Николаевич Ельцин в ноябре 1993 года объявил дополнительный призыв в армию. Никакие привилегии не действовали, повестки приходили всем моим знакомым, кому исполнилось 18 лет. В техникуме пошли мне навстречу – сократили практику на несколько месяцев, дали возможность получить диплом в декабре 1993 года. Я успешно защитился и получил диплом с отличием.

Армейская служба научила терпению

Хорошо помню, как получил диплом в пятницу, в субботу мне устроили проводы, а через два дня я уже примерял гюйс и бескозырку. Новый 1994 год встречал за Полярным кругом, где начал службу на военно-морском флоте в Мурманской области. С первых дней попал в береговую роту охраны, учебная подготовка велась в максимально сжатые сроки, и сразу после принятия присяги заступил на караульную службу, которая проходила на объектах с повышенной секретностью.

На моем счету – пять боевых походов, в которых мы сопровождали по всей стране поезда с ценным грузом – ядерными боеголовками. Такие походы могли растянуться на несколько месяцев. Мы несли караульную службу 24 часа в сутки, охраняя железнодорожные составы. В г. Кандалакша однажды даже довелось задержать злоумышленника, который пытался напасть на меня и завладеть оружием. За успешное противодействие подобной атаке от командования нашей части получил награду – внеочередной отпуск домой.

Вернулся из армии в июне 1995 года и уже осенью стал студентом Московской академии тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова, выбрал направление «Химия высокомолекулярных соединений».

Я решил, что технические специалисты всегда будут востребованы

В середине 90-х годов технические профессии считались немодными. Большой конкурс был на экономические и юридические специальности, но я был уверен, что технические специалисты обязательно понадобятся. Поступил в вуз без проблем – красный диплом техникума давал свои преимущества, а вот учиться первые годы было очень сложно. За 18 месяцев армейской жизни все технические знания по химии и многим другим предметам буквально улетучились из головы. Пришлось собрать волю в кулак, усиленно заниматься, и к четвертому курсу за хорошую успеваемость по итогам сессии я уже получал повышенную стипендию.

К слову, институт в большей мере был ориентирован на фундаментальные исследования, а вот практическим навыкам, которые потом очень пригодились в работе, я все же больше обязан техникуму.

После получения диплома бакалавра появилась возможность продолжить обучение по тому же направлению в магистратуре Российского университета дружбы народов (РУДН). Это было заманчивое предложение, потому что большинство лекций читали ученые из физико-химического института им. Л.Я. Карпова (НИФХИ) – одного из старейших химических исследовательских центров России. Сотрудники лабораторий этого института проводили у нас теоретические и практические занятия. Студенты попадали в настоящую научную среду, общались с талантливыми специалистами. Через два года я с отличием закончил магистратуру РУДН и продолжил обучение в очной аспирантуре на базе НИФХИ.

Я работал и готовил диссертацию в лаборатории, занимающейся радиационной химией, радиационным модифицированием органических и полимерных систем, спектроскопией ЭПР. Это были серьезные академические исследования, но для меня они казались слишком «абстрактными», так как привык к работе, которая позволяла получать готовые материалы. Зачастую не понимал, какую практическую значимость имеют проводимые нами исследования, а именно это всегда и привлекало меня в науке.

И тут, как говорится, вмешался его величество случай.

Судьбоносная встреча

Однажды я сидел в кафе недалеко от ВИАМа со своей знакомой – студенткой Российского химико-технологического университета. Пообедав, мы начали обсуждение некоторых технических деталей ее диплома и не сразу заметили, что двое мужчин за соседними столиками внимательно прислушиваются к нам, оказалось, их заинтересовала тема беседы. Слово за слово завязался разговор.

Впоследствии выяснилось, что это были сотрудники ВИАМа Вячеслав Тихонович Минаков и Юрий Николаевич Шевченко. Они и сейчас продолжают трудиться в ВИАМе. К тому же оказалось, что Вячеслав Тихонович Минаков в свое время обучался на кафедре высокомолекулярных соединений Московской академии тонкой химической технологии имени М.В. Ломоносова у доктора химических наук, профессора Инессы Александровны Грицковой – на тот момент руководителя моей диссертационной работы.

После этого разговора я был приглашен на собеседование в ВИАМ. Помню свое удивление: со мной, вчерашним выпускником вуза, «запросто» в кафе разговаривал человек, занимающий должность заместителя генерального директора ВИАМ. Вячеслав Тихонович познакомил меня с начальником лаборатории №12 – Еленой Ефимовной Мухановой, которая рассказала об исследованиях и разработках, которые проводились в ВИАМ в лаборатории «Полимерные связующие для неметаллических материалов и специальные жидкости».

Некоторые знакомые из академических институтов отговаривали меня от работы в ВИАМе, объясняя это ориентированностью института на прикладные исследования, дескать, «настоящей химией» здесь заниматься не получится.

Из Карповского института, где ощущал себя, словно не в своей тарелке, ушел не задумываясь. Доверившись своей интуиции и проанализировав ситуацию, я поступил на работу в ВИАМ. К тому времени институт уже несколько лет возглавлял Евгений Николаевич Каблов, с которым многие связывали возрождение ВИАМ. И вскоре я смог воочию в этом убедиться.

Глаза боятся, руки делают

В лаборатории №12 под руководством Елены Ефимовны на тот момент сложилась непростая ситуация − уволились сразу два начальника сектора, оставив после себя незаконченные исследовательские работы. В распоряжении лаборатории находился также производственный участок по изготовлению связующих, на котором не осталось ни одного сотрудника. В институте выяснили, что у меня есть опыт работы на химическом предприятии в должности аппаратчика синтеза и утвердили на должность исполняющего обязанности начальника сектора и руководителя производственного участка. Таким образом, одновременно за мной закрепились два направления работы – производственный участок изготовления связующих и исследовательское направление по разработке термостойких материалов.

Участок по изготовлению связующих представлял собой небольшой цех с шестью химическими реакторами объемом от 50 до 160 л. Каждый реактор был снабжен обратным холодильником, мешалкой якорного типа, мерником, рубашкой для нагрева и охлаждения. Несмотря тогда еще на почтенный возраст оборудования, все аппараты находились в рабочем состоянии. Когда меня в первый раз привели туда, я спросил, кто может помочь и проконсультировать по вопросам эксплуатации оборудования. Но на тот момент большинство сотрудников имели только общие представления, так что пришлось буквально ощупать каждый реактор, каждый трубопровод, понять работу системы нагрева и охлаждения, протестировать работу каждой единицы оборудования. Вот тут мне и пригодился опыт работы на химическом предприятии. В освоении и запуске участка мне помог Дмитрий Михайлович Герасимов − практикант Московского промышленно-экономического колледжа (бывший Московский химико-технологический техникум), сейчас работающий в лаборатории №28.

Буквально с первых дней началась работа по модернизации участка новыми насосами и теплоносителем. Как говорится, глаза боятся, а руки делают!

Ну а дальше пошли рабочие будни: нужно было искать поставщиков компонентов эпоксидных связующих марки ЭНФБ-2М, ВС-2526К, ЭДТ-69Н (смолы, отвердители, растворители), изготавливать связующие, причем с каждым годом их количество должно было все более увеличиваться. Помимо этого, требовалось обеспечить их качество, как в препрегах, так и в готовых пластиках. Большую помощь в решении возникающих вопросов оказали в то время сотрудники нашей лаборатории Лямина И.Н. и Пониткова Е.М., а также сотрудники технологических лабораторий Душин М.И., Глухова С.С., Гуняев Г.М., Румянцев А.Ф.

Благодаря поддержке основоположников такого направления нашего института, как неметаллические композиционные материалы, мы получили возможность поставлять предприятиям отрасли углеродные и стеклянные препреги на эпоксидных связующих в количествах, измеряемых в километрах. В первый год моей работы мы изготовили по договорам около 500 кг связующих, через несколько лет эта цифра достигла значения 20 000 кг.

Конечно, один я бы не справился с таким объемом работ. Хочется сказать слова благодарности Елене Ефимовне Мухановой, руководившей тогда лабораторией, ее заместителю Ларисе Владимировне Чурсовой. Они очень помогали и поддерживали меня, познакомили с сотрудниками других лабораторий и служб. За помощь в ведении и оформлении договоров хочу поблагодарить экономиста лаборатории №12 Зою Николаевну Хисмятуллину.

Команда единомышленников

Когда я пришел на работу в ВИАМ, наша лаборатория насчитывала всего 12 человек, причем, в моем секторе не было сотрудников, занятых на производственном участке и в тематических работах. Срочно требовались специалисты в области высокомолекулярных соединений. От руководства я получил «добро» на подбор кадров и пригласил молодых выпускников кафедры Московской академии тонких химических технологий. Так постепенно сформировалась команда единомышленников. Многие из приглашенных более 10 лет назад сотрудников успешно работают в институте, например, Ахмадиева К.Р. и Железняк В.Г. Именно с ними мы прошли все этапы освоения новых материалов, изучение их свойств и внедрение в готовые изделия.

Сотрудники моего сектора: Ахмадиева К.Р., Меркулова Ю.И., Долгова Е.В. – это высококлассные специалисты в области получения термореактивных связующих с заданными свойствами. Это люди, прекрасно ориентирующиеся в теоретических вопросах получения новых материалов, умеющие работать с научной литературой, проявляющие креативность и высокий уровень ответственности.

У нас хорошие и дружеские отношения в секторе. Все возникающие вопросы решаем сообща, каждый вправе высказать свою точку зрения.

Так получилось, что я почти сразу стал наставником молодежи, хотя сам был не намного старше. Тот этап работы с молодыми специалистами можно выразить русской пословицей «Учи других – сам поймешь». Помогал им во всем, что успел узнать за несколько лет работы в ВИАМе.

Молодежь приходит в наш институт постоянно, для многих ВИАМ – первое место работы, поэтому задача наставника – не только ввести в курс дела, но объяснить и показать специфику, «субкультуру» поведения сотрудников в научном коллективе. Молодежь осваивается в институте, как говорят японцы, «Вода принимает форму сосуда», причем сосуд в данном контексте – это история, традиции ВИАМа…

Интересно постоянно решать амбициозные задачи

Второе важнейшее направление, которым мне довелось заняться сразу после прихода в ВИАМ, – продолжение исследований по термостойким материалам. Стояла очень амбициозная задача – разработать термостойкий полимер для получения пластиков с длительной работоспособностью до 400°С.

Внедрение углепластиков на разработанном связующем в элементы ГТД взамен металлических позволило бы существенно снизить вес двигателя, повысить его эффективность и реактивную силу. В лаборатории нашлось всего два аннотационных отчета по начатым исследованиям, пришлось все начинать фактически с нуля.

Мы сумели найти поставщиков исходных компонентов, наладить сотрудничество с Институтом элементоорганически

х соединений РАН (ИНЭОС РАН), Ярославским государственным техническим университетом (ЯГТУ). Огромную помощь и поддержку оказал нам доктор химических наук Пономарев И.И. – руководитель группы синтеза гетероциклических полимеров.

Теоретические основы получения материалов на основе исходных соединений – дифталонитрилов и цианаминов были получены в ИНЭОС РАН, а практическая реализация стала возможной в ВИАМ. В результате проведения комплексной работы совместно с технологами Раскутиным А.Е. и Давыдовой И.Ф. были паспортизованы угле- и стеклопластик, способные к эксплуатации при 400°С. Использование в составе связующего ИП-5 синергической системы стабилизаторов значительно повысило ресурс работы пластиков в условиях воздействия высоких температур. В полученных пластиках реализована практически максимально возможная термическая стойкость для органических полимеров.

Еще одно направление, которым я начал заниматься в 2006 году, – разработка связующих на основе циановых эфиров. До сих пор в нашей стране никто подобные материалы не выпускает, хотя за рубежом подобное направление активно развивается. В России более 20 лет назад были заложены научные основы получения циановых эфиров, всесторонне исследованы соединения с азотсодержащими кратными связями, получены первые образцы и показана их перспективность в качестве связующих для пластиков, электроизоляционных материалов, компаундов. После развала СССР и закрытия многих институтов эти исследования прекратились, за рубежом же были получены и внедрены в промышленность углепластики на циановых эфирах.

За комплекс свойств: высокую теплостойкость и диэлектрические свойства, низкое водопоглощение и хорошую технологичность – материалы на циановых эфирах в первую очередь нашли применение в космической технике. Учитывая отечественные теоретические наработки и современные зарубежные тенденции в практической реализации циановых эфиров, перед нами стояла задача получить российские связующие и пластики. Для этого пришлось искать и систематизировать зарубежную информацию. Была получена серия цианат-эфирных связующих, паспортизованы пластики и сертифицировано производство подобных материалов в ВИАМ. Мы проделали большую работу по поиску поставщиков исходных компонентов для создания связующих, наладили с ними сотрудничество.

Однако при отработке синтеза циановых эфиров мы столкнулись со следующей проблемой. Реакция циклотримеризации, протекающая при получении цианат-эфирного связующего, имеет ряд своих особенностей, самой неприятной и опасной из которых является автоускорение на завершающих стадиях. По достижении определенных значений степени полимеризации реакция начинает разгоняться в геометрической прогрессии. Здесь главное – контролировать протекание реакции, не дать ей выйти за допустимые температурные рамки, иначе быть беде.

В начале работы, к сожалению, несколько раз реакция все-таки выходила из-под контроля, что всегда заканчивалось резким повышением температуры и бурным выделением едкого дыма. Но, как говорится, не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Разработанная нами технология получения цианат-эфирных связующих позволяет свести к минимуму опасности неконтролируемой экзотермической реакции, получать продукт с оптимальными технологическими характеристиками. Одно из немаловажных преимуществ циановых эфиров – возможность получения готовых композиций в виде низковязких расплавов (использование в современной технологии получения пластиков по безавтоклавной технологии), в виде пленок и растворов в легкокипящих растворителях. В этом году заканчивается научно-исследовательская работа, в которой получен пленочный клей на основе цианового эфира. Использование в составе клея термореактивных добавок, вступающих в химическую связь с основным компонентом, позволило повысить стойкость к воздействию влаги и исключить некоторые нежелательные явления. В настоящее время ВИАМ является единственным в стране предприятием, выпускающим линейку цианат-эфирных связующих для предприятий отрасли.

На циановом эфире мы разработали также материал-заполнитель для сотовых конструкций взамен традиционно используемых материалов из стеклопластиков, алюминия и бумаги. В расплав связующего введены полые стеклянные шарики, благодаря чему существенно снизился вес заполнителя и практически не изменились прочностные характеристики.

За работу «Технология изготовления полициануратных связующих для высокопрочных термостойких матриц полимерных композиционных материалов конструкционного назначения с рабочими температурами до 170°С» я и мой коллега Вячеслав Железняк недавно получили премию «Авиастроитель года». Особенно приятным было то, что мы заняли не просто призовое, а первое место в номинации «За создание новой технологии»! Это стимул и дальше работать так же плодотворно. Конечно, подобное признание твоих заслуг рождает в душе непередаваемые чувства, хочется делать еще больше, доказать всем, что отметили не случайно, и я могу еще больше!

К слову, «Авиастроитель года» – не первая моя награда, еще обучаясь в аспирантуре ВИАМ, я стал победителем Всероссийского конкурса «Инженер года-2008» в номинации «Химия», отмечен почетным званием «Надежда авиастроения». Так что же самое главное в создании новых связующих? Безусловно, понимание происходящих реакций, прогнозирование свойств материала, умение проводить синтез. Для меня самым главным является наличие исходных соединений для получения готового материала. В литературе подробно описаны способы получения термореактивных полимеров. Проблема – наличие отечественных мономеров, катализаторов и олигомеров. Если перефразировать Архимеда, воскликнувшего «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю!», я бы сказал «Дайте мне исходные вещества, и я разработаю связующее!». Отсутствие исходных соединений – наиболее острая проблема при создании отечественных пластиков.

Несколько лет назад одной из коммерческих фирм было организовано производство мономера с четырьмя нитрильными группами, который являлся полупродуктом для получения полиимидов. Я сразу понял, что этот полуфабрикат можно использовать для получения термостойкого полимера. Так появилось фталонитрильное связующее для углепластиков с рабочей температурой до 300°С. В тесной интеграции с технологами ВИАМ были паспортизованы углепластики, получаемые методом пропитки под давлением. Суть его в том, что в закрытую емкость с сухим волокнистым наполнителем помещают порошкообразное связующее, которое затем в расплавленном состоянии пропитывает пакет, дальнейшее отверждение приводит к получению деталей с четко заданными размерами и формой. Отвержденное фталонитрильное связующее обладает уникальными свойствами – температурой начала разложения до 520°С, очень низким водопоглощением, негорючестью. В ЦИАМ фталонитрильное связующее опробовано для изготовления элементов рабочего колеса центробежного компрессора.

Диссертацию защитил раньше окончания аспирантуры

Через два года работы я поступил в аспирантуру ВИАМ, тема моей диссертации называлась «Разработка гетероциклических полимеров и создание на их основе теплостойких композиционных материалов», руководителем работы стал Минаков В.Т. Диссертация, которую я защитил раньше срока окончания аспирантуры, представляла собой законченную научно-квалификационную работу. Она содержала решение задач, имеющих большое значение для расширения области применения гетероциклических термостойких связующих для изготовления теплонагруженных элементов ГТД нового поколения. Обучаясь в аспирантуре, я неоднократно выдвигался конкурсной комиссией института на получение именной стипендии им. академика К.А. Андрианова за успешное выполнение индивидуального учебного плана и высокие производственные результаты. Доклад по теме диссертации, представленный на III Международной школе по химии и физикохимии олигомеров (Петрозаводск, 2007), был отмечен дипломом лауреата молодых ученых, еще один доклад, сделанный на конкурсе, в рамках Международной научно-технической конференции «Актуальные вопросы авиационного материаловедения» (Москва, ФГУП «ВИАМ», 2007), признали лучшим.

В настоящее время я являюсь научным руководителем аспирантки Меркуловой Ю.И. – сотрудницы нашего сектора, которая в самое ближайшее время представит диссертацию на соискание ученой степени.

Участвуем в проектах РФФИ

Мы принимаем активное участие в проектах РФФИ, например, сейчас разработали новый подход к получению защитного покрытия оптического волокна, способствующего повышению его адгезии, что позволит спрогнозировать поведение материала в определенный промежуток времени. Этот проект мы ведем совместно с Махсидовым В.В., который разрабатывает интеллектуальные адаптивные материалы. Одной из основных задач, от решения которой зависит работоспособность материала, является определение оптимального способа подготовки поверхности оптических волокон с учетом условий эксплуатации. Я предложил достаточно оригинальное решение – самостоятельно сделать эпоксидное покрытие опто-волокна, которое в процессе получения композита хорошо совмещается и отверждается со связующим. Образующийся «промежуточный» слой толщиной до 7 микрон обладает большей деформативностью, способствующей лучшей передаче напряжений.

Без термостойких материалов на полиимидах невозможно создавать инновационные двигатели

Постоянно растущие требования к повышению эффективности, ресурса и надежности авиационных конструкций заставляют интенсивно искать новые материалы, конструктивные решения, методы проектирования и технологические процессы. Создание новых материалов рассматривается в ведущих странах мира как одно из приоритетных направлений национальной экономики. Большой интерес к термостойким полимерам, возрастающий с каждым годом, связан с запросами новейших технологий в авиации, космонавтике, ракетной технике, микроэлектронике, радиотехнике и других областях. Создание перспективных авиационных двигателей и современной сверхзвуковой техники инициировало разработку конструкционных углепластиков, обладающих повышенной теплостойкостью, термоокислительной стабильностью и обеспечивающих заданную весовую эффективность. Анализ разработок в области создания конструкций с высокой температурой эксплуатации показывает, что в качестве полимерной основы могут быть эффективно использованы полиимиды, которые являются циклоцепными полимерами с макромолекулами из чередующихся ароматических и гетероциклов.

К сожалению, в нашей стране практически отсутствуют предприятия, которые могли бы выпускать полиимидные связующие. Сейчас промышленность остро нуждается в материалах с рабочей температурой от 200 до 300°С. Когда я представлял данное направление на стенде ВИАМа в ходе авиасалонов МАКС-2011 и МАКС-2013 в подмосковном Жуковском, то много вопросов от гостей форума касалось именно подобных материалов, эту нишу нужно срочно занимать. Это одна из приоритетных задач, стоящих перед нашим сектором.

Без разработки подобных материалов невозможно создавать инновационные перспективные двигатели, в которых металлические материалы нужно заменить на более легкие полимерные. Так как двигатели испытывают высокие температурные нагрузки, поэтому и материалы должны быть такие, которые выдержат подобный нагрев. Самая главная сложность получения полиимидов, на мой взгляд, – отсутствие отечественного сырья.

Несколько лет назад, когда я только начинал работать в нашем прославленном институте, в ВИАМе было мало специалистов в возрасте около 30-40 лет, у которых уже был некоторый опыт работы и готовность к новым свершениям. Сейчас ситуация кардинально изменилась, что стало результатом курса, который ранее взял Генеральный директор ВИАМ Евгений Николаевич Каблов и поставил задачу – привлечь в институт молодежь. Например, система наставничества, созданная у нас, помогает молодым специалистам быстро освоиться и найти свою нишу.

Сегодня, благодаря правильно выстроенной стратегии и кадровой политике, совместной работе молодежи и старшего поколения и, конечно, поддержке со стороны государства, наш институт не только возродился, но и активно развивается.

Наука – это, прежде всего, упорная работа над собой

Cейчас, как ученый и администратор, могу с уверенностью сказать: наука – это, прежде всего, упорная работа над собой. Многие сотрудники приходят в институт с базовыми знаниями, но, как правило, их бывает  недостаточно для эффективной работы. Постоянное обучение, самоконтроль и упорная работа – вот главные составляющие успеха.

Свободное время стараюсь проводить со своей семьей. Предпочитаем активный отдых вместе с детьми (у меня девочки-близняшки), принимаем участие в велопоходах по России и за рубежом, сплавляемся на байдарках, занимаемся дайвингом, путешествуем на автомобиле, зимой катаемся на коньках и лыжах. Но работа отнимает массу сил, голова никогда не отключается, думаю постоянно о том, как можно оптимизировать деятельность нашего сектора. Нередко интересные мысли приходят еще по дороге на работу, мои коллеги уже привыкли – начальник часто входит в кабинет со словами: «Девочки, у меня – новая идея!». По-дружески поворчат, а потом все вместе садимся, делимся мнениями и пытаемся сделать что-то новое.

О выборе профессии я никогда не жалел. Занимаюсь именно тем, чему всю жизнь учился, и это меня очень радует. Считаю, что лучше учреждения, чем наш институт, для работы с полимерами не найти. Да и работы впереди очень много, ведь актуальность нашего направления возросла еще больше в связи с напряженной политической обстановкой, когда на Россию наложены ограничения поставок компонентов, необходимых для разработки связующих. Несколько лет назад ВИАМ выбрал правильное направление – разрабатывать малотоннажные производства и на их базе создавать собственные связующие, поэтому на наш сектор ложится ответственная задача.

Интервью провела и подготовила Ирина Терешкова