Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Люди практической науки

11.11.2015

«Титан – уникальный металл, обладающий рядом важных свойств…»

Интервью с начальником лаборатории «Титановые сплавы для конструкций самолетов и двигателей» ВИАМ, доктором технических наук Надеждой Алексеевной Ночовной.

Надежда Алексеевна Ночовная - начальник лаборатории «Титановые сплавы для конструкций самолетов и двигателей» Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ).

Разработанные под ее руководством и при ее участии технологические процессы поверхностной обработки титановых сплавов получили широкое применение в орбитальном корабле «Буран», самолетах Як-42, Ан-225 «Мрия», Ан-22 «Антей» и в ряде космических аппаратов.

Н.А. Ночовная – лауреат премии Правительства Российской Федерации (2003 г.), автор более 100 научных трудов и 15 авторских свидетельств и патентов.

«Занятия в «титановой группе» определили мой дальнейший выбор работы и жизненный путь…»

Я коренная москвичка, родилась здесь, как и все мои родные, поэтому отношусь к Москве с особым чувством, как к родному городу, где жили и живут мои близкие и друзья. После окончания школы поступила в Московский авиационный технологический институту им. К.Э. Циолковского. Влияние на выбор института во многом оказала сфера деятельности моих родных: с авиацией были связаны отец и дядя. В институте было очень интересно, годы учебы, пожалуй, одни из лучших в жизни – как, наверное, у всех, кто получал высшее образование на дневной форме обучения.

Студенческая жизнь была очень насыщенной: кроме учебы, студенческие слеты, конференции и, конечно «картошка»… Но, главное, учиться было очень интересно. Преподавательский состав в МАТИ был тогда, как и сейчас, очень хороший. Среди преподавателей запомнились такие яркие личности, как профессора, доктора технических наук Анна Архиповна Буханова, Ольга Семеновна Бочвар, Михаил Владимирович Шаров, Виктор Владимирович Ливанов, Борис Александрович Колачев и другие ученые, которые практически создавали металловедение титановых сплавов. С третьего курса началась специализация, и я попала во вновь созданную экспериментальную «титановую группу», где было много дополнительных лекций непосредственно по данной теме. Занятия в «титановой группе» определили мой дальнейший выбор работы и жизненный путь. А работа в ВИАМе в лаборатории титановых сплавов стала делом жизни.

Один из курсов по металловедению титановых сплавов вел профессор Сергей Георгиевич Глазунов – основатель первой в России титановой лаборатории, где была создана отечественная школа титанового металловедения и заложены основы титановой металлургии нашей страны. В этой лаборатории был получен первый российский титановый слиток и разработаны конструкции вакуумно-дуговых печей для плавки этого металла, ставшие прообразом промышленных установок.

Конец 1960-х – начало 1970-х годов стали временем интенсивного развития титановых сплавов. Росло их применение в авиационной и космической технике, у титана был, можно сказать, «творческий расцвет».

Титан – уникальный металл, обладающий рядом важных свойств, которые, казалось бы, абсолютно не сочетаются. Это высокая коррозионная стойкость, малый удельный вес при высоких прочностных характеристиках и хорошей технологичности, биоинертность выше, чем у благородных металлов.

Свое первое применение титан нашел в ракетостроении: еще в конце 1950-х годов из сплава ОТ4-1 был изготовлен корпус ракеты. Создание самолета Т-4 положило начало новой эры летательных аппаратов – именно этот самолет воплотил все прогрессивные конструкторские и технологические решения своего времени и явился прообразом современного Т-50. Титановые сплавы составляли более 50% всех материалов, применяемых в самолете – вся обшивка крыльев и фюзеляжа была изготовлена из листового титанового сплава ОТ4, только шасси стальные.

Универсальность титановых сплавов позволяет применять их как в конструкции планера, так и двигателя. Использование сплавов на основе титана в авиационном двигателе на сегодняшний день возможно до температур 600°С включительно. Сейчас интенсивно ведутся разработки сплавов на основе интерметаллидов титана и технологий, которые позволят применять эти сплавы вплоть до 800°С.

«Когда состоялся первый полет Ту-160, это был наш общий праздник...»

По окончании института меня оставили на кафедре. Но, проработав в МАТИ три года, я перешла в ВИАМ. Почему так поступила? Конечно, кафедра – это и наука, и преподавание, и возможность аспирантуры. Но очень хотелось работать в ВИАМе, я уже много знала об этом институте, знала, какие известные ученые с мировым именем работают там – Сергей Георгиевич Глазунов, Самуил Зейликович Бокштейн, Валентин Николаевич Моисеев… Много слышала о Сергее Тимофеевиче Кишкине и Николае Митрофановиче Склярове. Меня приняли в титановую лабораторию, возглавляемую в то время С.Г. Глазуновым, где я работаю по сей день и благодарю судьбу, что мне была предоставлена такая возможность. Никогда не забуду первых ощущений, когда пришла в ВИАМ. Увидела воочию людей, которых мы, студенты, считали легендарными, книги и статьи которых читали. Почувствовала, что передо мной открылась дверь в новый мир, мир творчества и огромных возможностей.

Работать в этой лаборатории было очень увлекательно, я быстро поняла, что мое образование продолжается, что узнаю много нового.

Самое главное в жизни, как мне кажется – видеть плоды своих трудов, создавать что-то такое, чем пользуются люди. Особое чувство удовлетворения испытываешь, когда не просто выполняешь рутинную, повторяющуюся работу, а создаешь что-то новое, лучшее. И обстановка в лаборатории была именно такой. Здесь создавались жаропрочные и высокопрочные сплавы, работали такие выдающиеся специалисты и ученые, как уже упомянутый Валентин Николаевич Моисеев, Ольга Григорьевна Солонина, Анатолий Иванович Хорев

Наша наука всегда была ориентирована на практику. Мы постоянно выезжали на заводы, в частности, в 80-е годы, когда создавался самолет Ту-160, как его теперь гордо называют, «Белый лебедь». В ту пору я познакомилась с ВСМПО, Верхнесалдинским металлургическим производственным объединением в Свердловской области. Теперь это – корпорация ВСМПО-АВИСМА, входящая в состав госкорпорации «Ростех», не просто большая российская металлургическая компания, производящая титан и изделия из него, но крупнейший в мире производитель титана, которому принадлежит ведущая роль в мировой индустрии производства изделий и полуфабрикатов из легких сплавов. Кстати, на этом громадном комбинате довелось побывать еще на практике, когда училась в МАТИ.

Сотрудники нашей лаборатории принимали непосредственное участие в работе ВСМПО при налаживании технологии получения полуфабрикатов для изготовления конструкций и деталей для Ту-160, отрабатывали процессы плавки, деформации и термической обработки. Командировки длились неделями и были очень насыщенными, включая ночные дежурства, поскольку производство шло непрерывно. Конечно же, там работали и сотрудники ОКБ Туполева, то есть шло комплексное взаимодействие конструкторов, материаловедов и производственников. Итогом этой работы стал первый полет Ту-160, когда мы увидели плоды своего совместного труда и это был наш общий незабываемый праздник.

«Общение с выдающимися учеными и специалистами сыграло в моем становлении очень большую роль…»

Руководителем сектора нашей лаборатории в конце 1970-годов был доктор технических наук Владислав Валентинович Тетюхин, он впоследствии сменил Сергея Георгиевича Глазунова на посту начальника лаборатории, которая тогда называлась научно-исследовательским отделением. Интересен тот факт, что свою докторскую диссертацию В.В. Тетюхин защищал в ВИАМе. В начале «лихих» 90-х годов Тетюхин вернулся на ВСМПО и впоследствии стал его генеральным директором.

Общение с выдающимися учеными и специалистами сыграло в моем профессиональном становлении очень большую роль. Когда думаю, с какими людьми сводила судьба, то понимаю, какая удивительная удача выпала мне. Каждый из них был яркой личностью, обладал высочайшим профессионализмом и учил нас – не только словами, но и делами, поступками, отношением к работе. Никогда не забуду Николая Митрофановича Склярова. Доктор технических наук и профессор, удостоенный многих наград и званий, он был необыкновенно разносторонне одаренным человеком. Создание уникальной самолетной брони, теории горения титановых сплавов и пожаробезопасных титановых сплавов – это только маленький перечень научных разработок Николая Митрофановича. Это был уникальный, удивительный человек. Необычайно интеллигентный, с высочайшей эрудицией. Как часто говорит наш Генеральный директор, академик РАН Евгений Николаевич Каблов, настоящий специалист должен уметь объяснять так, чтобы его понял человек, не сведущий в данной области. Такое умение есть далеко не у всех, но Николай Митрофанович владел им в полной мере. И в самом деле, доступно можно объяснить лишь то, что абсолютно четко понимаешь сам. Вспомним самоироничную поговорку преподавателей: так долго объяснял студентам, что даже сам все понял…

Николай Митрофанович четко ставил задачи, всегда мог дать исчерпывающие ответы на вопросы, которые тебя интересовали. Работа с ним была действительно творческой и воспитывала человека как личность.

Пожалуй, умение четко излагать свои суждения так, чтобы было понятно разным людям, и умение понимать других людей, когда они хотят тебе объяснить что-то особенное – это одно из проявлений стиля виамовской работы. А выработала такое умение практическая необходимость – ведь по роду нашей деятельности нам приходится общаться и с конструкторами, и с производственниками, и с другими специалистами. И не просто общаться, а работать, решать общие задачи, что без взаимопонимания невозможно.

Николай Митрофанович и Елена Андреевна Борисова, которая была замначальника нашей лаборатории и его супругой, запомнились как заядлые путешественники. Однажды даже прошли на атомоходе «Арктика» по Северному морскому пути. Из своих путешествий обязательно привозили фотографии и устраивали в институте очень интересные выставки. Это тоже проявление одной из многих граней выдающейся личности: и благородное стремление самим увидеть мир, и желание познакомить с новой интересной информацией товарищей по работе. Николай Митрофанович так очень захватывающе рассказывал о своих путешествиях – это дар ученого, исследователя, преподавателя, увлеченного человека.

«В работе нашей лаборатории концепция «материал – технология – конструкция» проявляется в полной мере...»

Работая в ВИАМе десятилетия, я помню, какими тяжелыми были 90-е годы. И могу сравнивать отношение к этому периоду разных поколений виамовцев. Для молодых - это трудные периоды истории, о которых они слышали от старших, а для людей старшего поколения – это было крушение всего того, к чему привыкли. Это был прямой риск потерять целый прежний мир со множеством людей, которые хорошо работали, и с которыми тебе было работать хорошо, потерять идеологию, систему ценностей, в которой жили. Это, конечно, воспринималось, как катастрофа. Словно на твоих глазах рушится дом, потому что работа для нас и тогда была, и сейчас является домом, для кого вторым, а для кого и первым, но всегда домом, в строительстве которого ты сам принимал участие.

Я до сих пор с содроганием думаю, что бы могло случиться с ВИАМом. Но мы выжили и продолжаем развиваться. И роль Евгения Николаевича Каблова здесь переоценить просто невозможно. Вот, что значит быть настоящим ученым, ученым с большой буквы, способным решать не только научные, но и административные проблемы, создавать концепцию выживания и развития, несмотря на все неблагоприятные факторы. И выстоять в тяжелые времена, повести за собой коллектив… Причем не под лозунгами борьбы и огульного отрицания прежнего, как это делали некоторые перестроечные руководители, а для того, чтобы делать конкретные дела, реализовать конкретные идеи.

Сейчас, сравнивая положение дел в разные времена, могу на основе своего опыта сказать: ВИАМ работает на уровне, который мы не могли представить даже в период интенсивного развития советской науки в 1970-е, 80-е годы. В том числе по титановым сплавам , хотя напомню, что в те годы работы по титану переживали расцвет. Я жалею о многом, что было утеряно в масштабах страны в те времена, особенно в 90-е годы,– это и отношение к науке в целом, и определенный статус НИИ, и культура высокотехнологичных производств... Но ВИАМ свой статус сохранил и впоследствии укрепил, именно наш институт стал ведущим материаловедческим центром страны.

Мы поддерживаем и развиваем контакты с предприятиями отрасли. Командировок на предприятия очень много, ездим постоянно. И я с удовольствием отмечаю у наших партнеров особое отношение к ВИАМу и виамовцам. Ведем совместные работы с Пермским «Авиадвигателем», Уфимским моторостроительным производственным объединением, ПАО «Туполев», корпорацией «Иркут», Самарским научно-техническим комплексом имени Н.Д. Кузнецова, Нижегородским «Гидромашем», Верхнесалдинским металлургическим производственным объединением, Ступинской титановой компанией, Чепецким механическим заводом… Обращает на себя внимание разнообразие наших контактов – это и металлурги, и конструкторы, и производственные предприятия, создающие авиационную технику. Положение почетное, поднимающее самооценку – мы многим нужны! – но и очень ответственное. В свое время в ВИАМе по инициативе Евгения Николаевича Каблова была создана концепция всей нашей деятельности как материаловедов, короткая формулировка которой: «материал – технология – конструкция». И в работе нашей лаборатории, в ее внешних контактах эта концепция проявляется в полной мере.

Например, наше взаимодействие с металлургами необходимо для того, чтобы, отработав процесс создания нового сплава в условиях опытного производства, масштабировать и оптимизировать этот процесс уже в виде технологии массового производства: мы продолжаем нести ответственность за то, что делают из наших сплавов уже в промышленных масштабах.

«Современная техника привлекает молодежь…»

Политика руководства ВИАМ направлена, в частности, на то, чтобы все подразделения института, в том числе наша лаборатория, имели современную исследовательскую и производственную технику. Это новые литейные и термические печи, позволяющие воплощать в жизнь инновационные технологии, такие, как получение слитков из интерметаллидных сплавов, изотермическая штамповка и т.д. Современная техника привлекает молодежь, и ее сейчас в нашей лаборатории, как и во всем ВИАМе, много. У нас работают в основном выпускники МГТУ, МАТИ, есть ребята из МИСиСа. Например, начальники секторов Евгений Борисович Алексеев и Анатолий Львович Яковлев, инженеры Анна Викторовна Новак, Станислав Владимирович Путырский и другие. Много хороших молодых специалистов, очень толковых.

Что касается современной молодежи в целом, то скажу: люди во все времена бывают неодинаковые. Разные по способностям и характеру: кто-то больше склонен заниматься сугубо исследовательской работой, а кто-то практической деятельностью. Разные в прилежании: кто-то трудолюбив, а кто-то, бывает, ленится. Разные по мотивации: кто-то учится, чтобы работать в избранной сфере, а кто-то просто хочет получить диплом… Однако молодежь надо учить и воспитывать, потому что за ней – наше будущее.

Пресс-служба ВИАМ