Яндекс.Метрика

Люди практической науки

26.05.2015

«В ВИАМе можно внедрить результаты своего труда в производство…»

Интервью с начальником лаборатории «Полимерные связующие, клеи и специальные жидкости» Анатолием Николаевичем Бабиным.

Интервью с начальником лаборатории «Полимерные связующие, клеи и специальные жидкости» Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ) Анатолием Николаевичем Бабиным.

Основной деятельностью А.Н. Бабина является разработка связующих для полимерных композиционных материалов, методик их исследований и анализа, внедрение полимерных композиционных материалов в изделия авиакосмической отрасли и другие сферы отечественного производства. При его непосредственном участии завершен проект малотоннажного производства современных российских связующих и клеев с обеспечением выпуска материалов для изделий перспективной авиационной техники, модификаций SSJ, МС-21, двигателя ПД-14, высокоскоростного вертолета и др.

А.Н. Бабин активно участвует в организации и проведении научно-технических семинаров и конференций.

«Мама преподавала химию, и опыты запали в память с детсадовского возраста…»

Родился я в 1982-м году в городе Долгопрудном Московской области. Моя мама Елена Анатольевна Бабина работала учительницей химии и биологии. Когда был маленький и сам в школе еще не учился, бывал у нее на уроках, и это часто были практические, лабораторные занятия с разными химическими опытами. Так что, можно сказать, это моя удача, что мама преподавала химию. Опыты запали в память с детсадовского возраста, так как очень меня заинтересовали. А вот когда уже сам учился в школе в непростые 90-е, то никаких опытов уже не было. Но был хороший учитель химии, Зоя Александровна Битюкова, она сумела понятно и интересно преподать нам свой предмет.

С 11-го класса я проходил подготовительные курсы в Российский химико-технологический университет (РХТУ) имени Д.И. Менделеева. Поступал сразу в два вуза, Московский госуниверситет тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова и собственно в Менделеевку, считал ее основным вариантом. Уверенность была, потому что школу окончил с серебряной медалью, четверку имел только по русскому и литературе. Однако награда не помогла: когда поступал в Менделеевский, химию сразу на отлично не сдал, а медалистов принимали без сдачи последующих экзаменов только при этом условии. Притом совпали экзамены и в Ломоносовский, так что пришлось сдавать всё в общем потоке. Поступил в оба вуза, но пошел именно куда хотел – в Менделеевку, на инженерный химико-технологический факультет, специализация - высокомолекулярные соединения, специальность «Химическая технология полимерных композиций, порохов и твердых ракетных топлив».

В институте было интересно, намного интереснее, чем в школе, потому что занимались в основном химией, конечно, и сопутствующими предметами. Повезло, что с третьего курса была возможность немного работать на кафедре. Заведующий кафедрой и преподаватели поддерживали таких студентов и не жалели передавать свои знания и опыт. Поддерживал наше стремление участвовать в практической работе и декан, доктор технических наук, профессор Анатолий Петрович Денисюк, который у меня впоследствии был руководителем диплома.

Конечно, «работали на кафедре» – слишком сильно сказано, но мы уже находились при деле, например, участвовали в разработке композиции для систем пожаротушения, освоили технологию изготовления термопар толщиной 10 мкм, которые были необходимы для экспериментов. Нас обучали, показывали, что и как делать – и мы готовили пороховые составы, испытывали их, сами планировали свою работу, предлагали какие-то варианты.

…Сейчас в ВИАМе работает немало выпускников Менделеевки, по нашему направлению следует особо отметить начальника научно-исследовательского отделения «Полимерные композиционные материалы нового поколения» кандидата технических наук, заместителя Генерального директора Ларису Владимировну Чурсову (она окончила тот же факультет, что и я), а также ведущего инженера Наталью Николаевну Панину. Наша лаборатория формируется, в основном, из выпускников трех вузов: РХТУ имени Менделеева, МИТХТ имени Ломоносова и химфака МГУ. Приходят те, кто там учился, те, кто там получил научную степень…

Свой университет я оканчивал как специалист, учились без бакалавриата и магистратуры. На пятом курсе (всего их по этой программе у нас полагалось шесть, последний полугодовой и с преддипломной практикой) настала пора активно присматриваться, куда можно пойти работать. Тогда еще была гостиница «Россия», в фойе которой периодически проходили ярмарки вакансий, – и мы с товарищами, будучи на пятом курсе, встретили там Алексея Михайловича Смирнова, который представлял ВИАМ, он сейчас возглавляет наш Совет молодых ученых и специалистов. Заинтересовались, разговорились, заполнили анкету. Вскоре мне позвонили и я подтвердил, что интересно было бы устроиться на работу в этот прославленный институт. Затем меня пригласили на встречу со специалистами ВИАМа.

Собрание состоялось в большом зале, было очень солидно. Встречу вел Генеральный директор ВИАМ, академик РАН Евгений Николаевич Каблов. Были представители нескольких лабораторий, в их числе начальник 12-й лаборатории Елена Ефимовна Муханова и Наталия Ивановна Швец, начальник сектора, который тогда занимался синтезом полимерных соединений, разработкой составов, синтезов и технологий полимерных связующих на стадии лабораторных экспериментов. Евгений Николаевич представил институт и сотрудников, потом дали слово нам, и мы рассказали о себе, ответили на вопросы, так что получилось именно заинтересованное общение. Договорились, что придем еще раз, уже на индивидуальное собеседование. В следующий мой визит в ВИАМ состоялся обстоятельный разговор с Наталией Ивановной и Еленой Ефимовной, и меня в 2004-м году приняли в 12-ю лабораторию на полставки (потому что тогда еще учился). Два дня работал здесь, три учился в своем институте, и так было полгода на пятом курсе и весь шестой.

Уже тогда, учась и работая, понял, что наше научное направление тесно связано с производством. Запомнилось одно поручение – нужно было съездить на Редкинский опытный завод, взять килограмм полупродукта, нужного для работы в университете. Тогда я побывал там впервые, раньше не знал, что это крупное предприятие, которое на протяжении десятилетий производит уникальную химическую продукцию для авиационной и космической промышленности. Ехал с рюкзаком и нужными бумагами, чувствовал ответственность… Уже потом узнал, что у ВИАМа с этим заводом давние контакты, там бывали и бывают многие наши сотрудники. Хотя тогда, в 2004-м, впечатление от предприятия было скорее печальное, народу совсем мало – завода коснулись трудности, которые тогда переживало все наше производство и наука.

В лаборатории потом делали из этого полупродукта катализатор, получали смесевой состав, формовали его, прессовали и испытывали. Вся эта работа шла в рамках диплома, и полученный продукт использовали в составе образцов твердого ракетного топлива.

«Я оценил достоинства «менделеевского» образования…»

Защитил диплом и перешел на полную ставку в апреле 2005-го. Приступив к работе во всем ее объеме, еще раз оценил достоинства нашего «менделеевского» образования. Хорошо, что РХТУ, да и другие крупные химические вузы дают не узкоспециализированную, а комплексную подготовку. Хотя и была определенная специализация, но был и серьезный комплексный курс, и когда пришлось заняться другим направлением, проблем не возникло. Данным направлением стали кремнийорганические оптически прозрачные соединения для многослойного материала остекления, мы разрабатывали триплексы. Совсем не то, чем я занимался раньше, но тоже полимеры. Да, тут другие химические процессы, но в технологии есть общее, и когда имеешь базовые знания, легче разобраться. Это из неорганики в органику переходить тяжело, а из полимеров в полимеры не так трудно – благодаря подготовке, которую дал наш вуз, где и практических занятий было много. И когда меня потом подключили к работе с эпоксидными материалами, больших проблем тоже не возникло. По многослойным материалам остекления была тематическая работа, мы вели ее вместе с 27-й лабораторией, которая занималась органическими стеклами. Этой лабораторией руководил Валерий Афанасьевич Богатов, а непосредственную работу по теме вел Станислав Владимирович Кондрашов.

Официальным наставником у меня была Светлана Владимировна Антонова, помогали расти как специалисту Наталия Ивановна Швец, Ольга Борисовна Застрогина, Наталия Сергеевна Китаева. И, конечно, Лариса Владимировна Чурсова, которая тогда руководила лабораторией, а в 2008-м году, уйдя на повышение, предложила мне попробовать заместить ее в должности начальника. Вот такой получился рост, в первую очередь благодаря коллективу, в который меня приняли.

Запомнилась работа в рамках проекта для «Роснано» с таким корифеем нашего направления, как доктор технических наук, профессор Георгий Михайлович Гуняев, который, к сожалению, ушел из жизни. Работать с ним было интересно и, я бы сказал, живо, хотя он был намного старше нас и считается основоположником работ ВИАМ по углепластикам и вообще работ с углеродными волокнами в стране. Он интересно рассказывал о спорах с академиками по поводу производства волокон и возможности их применения в авиации. Георгий Михайлович был всегда открыт для общения, с ним и поспорить можно было, и просто так поговорить, высказать какие-то свои мысли и предложения. Это ВИАМовская традиция: обмен информацией идет и горизонтально, между людьми одного возраста и уровня, и вертикально, с начальством и старшими поколениями.

В ВИАМе вообще уделяется большое внимание обучению молодежи, и не только той, которая в штате. Так, в нашей лаборатории каждый год проходят преддипломную практику и делают дипломы студенты из Менделеевки, с химфака МГУ. Работают на нашем материале, решают интересные задачи, по темам мы договариваемся с преподавателями-руководителями. Взаимодействие налажено благодаря тому, что в свое время из Менделеевского университета с кафедры пластмасс к нам пришло несколько человек, которые там защищали кандидатские диссертации, так что сохранились контакты с кафедрой, и они предлагают для прохождения практики перспективных студентов. Если студенты проявляют себя хорошо, трудоспособны и заинтересованы, а у нас есть необходимость в сотрудниках, то принимаем лучших на работу.

Отдельный вопрос – насколько мотивированы, готовы работать современные студенты? Все зависит от человека. Одни приходят и говорят, вот, мы хотим зарабатывать, хотя при этом просто отсиживают рабочее время на соответствующем месте. Такие в ВИАМе не задерживаются. А есть молодые люди, и у нас в лаборатории их много, которые занимаются работой увлеченно, и деньги не стоят у них во главе всего и вся. У них интерес к работе, к исследованиям, к тому, что в ВИАМе можно внедрить результаты своего труда в производство. И наша молодежь воспринимает это как ценность. Ее, однако, понимаешь не сразу, когда приходишь сюда работать, а со временем, когда уже прирабатываешься и начинаешь видеть, для чего твоя деятельность нужна и что из нее выходит. В ВИАМе есть возможность прийти от первоначального поиска к конечному продукту, который потом будет изготовлен и может попасть в изделие, которое полетит или поплывет... Получается самоутверждение, ты реализуешь свои способности. Понимаешь это, повторюсь, не сразу, но когда поймешь – начинаешь ценить. По крайней мере, понимают те, кто хочет развития для себя и видит возможности, которые здесь представляются – и работы, и заработной платы, и собственного личностного и научного роста. Все пути открыты, только желание было бы. Ну а вместе с научным ростом, укрепляется и вера в себя, и самооценка, и заработная плата, и должность…

В 90-е годы в нашем институте и во всей науке получился разрыв, мало осталось людей среднего, самого деятельного возраста. Я это увидел, когда пришел на работу: была молодежь вроде меня, только что из института, и люди гораздо более старшего поколения, которые долго работали, пережили сложные времена и остались на своих местах. Людей среднего поколения было куда меньше и в основном это были  преданные своему делу энтузиасты. Я тогда увидел, почувствовал не только их опыт и профессионализм, но и отношение к работе. Коллектив сразу понравился, приняли хорошо, никакого отторжения не было. У нас люди либо приживаются, либо сразу уходят, а так, чтобы ни то ни се, не бывает. Наверное, по всем этим причинам я сейчас и выполняю функции руководителя лаборатории…

С тех пор и занимаемся своим непосредственным делом, и строим, и оснащаемся, и коллектив обновляем, и развиваем. Сейчас лаборатория насчитывает уже 60 человек и объем работ значительно увеличился. Не потому, конечно, что я пришел, себе этого в заслугу не ставлю, это общая ВИАМовская тенденция. Финансирование работ возросло благодаря активной позиции руководства института и участию в нескольких федеральных целевых программах, в разработке которых ВИАМ принимал и принимает активное участие.

«Мы можем перейти от колбы к реактору…»

Главный продукт, для которого работает наша лаборатория, – композиционные материалы. ВИАМ уникален тем, что здесь реализуется полный комплекс работ. Сначала идут исследования химиков, которые занимаются формулированием, то есть определением, подбором ингредиентов, исследованием взаимодействий внутри композиций. Задача технологов – отработка тонкостей производства материалов, будь то стеклопластики, углепластики, теплозащитные покрытия.

Основная задача нашей лаборатории – разработка связующих. Полимерное связующее и матрица, в которую оно переходит, отверждаясь и приобретая новые свойства, это разные этапы жизни одного и того же материала. Связующее держит форму, определяет некоторые механические характеристики. Сделав связующее, мы можем тут же его попробовать с технологами в материале. Если бы для этого нужно было обращаться к коллегам из других институтов, других организаций, которые занимаются полимерами, был бы постоянный риск, что люди, работающие далеко друг от друга, не совсем представляют, как связующее будет себя вести дальше, как будет перерабатываться уже в составе композиционного материала. Получили, скажем, отличное связующее, начали с ним работать, а оно липнет, вытекает, не отверждается или, наоборот, отверждается слишком быстро – эти проблемы нужно решать оперативно. Получение технологичного материала, который можно переработать, к которому есть комплект документов, инструкции, как с ним работать – вот этим, в части связующих, занимается 12-я лаборатория.

Преимущество ВИАМа в том, что мы обеспечиваем неразрывность технологии, ее комплексность, то есть можем в одной цепочке процессов сделать связующее и получить материал. Кстати, если работать по передовым безавтоклавным технологиям, то без такого тесного сотрудничества и не обойтись. Разработать, испытать связующее нельзя, если рядом нет технолога, который качественно изготовит деталь, хотя бы просто плоский образец из углепластика или стеклопластика, чтобы узнать его характеристики, технологические свойства. Разрабатывая связующие, нам нужно знать, какие с ними будут получаться материалы на выходе, уже с наполнителем, чтобы при необходимости вносить изменения в состав. И вот в чем он, наш виамовский плюс – в том, что мы все здесь на одной площадке, работаем параллельно и продолжаем работу друг друга. Как мы без технологов не можем делать работу, так и им без нас трудно. Цепочка выглядит так: химик-материаловед, который занимается составом связующего и его модификацией; потом технолог, который представляет процесс создания материала; и материаловед, который знает, какой наполнитель взять и как его правильно уложить... В идеале эту цепочку неплохо бы продлить до конструктора, который знает, что ему нужно получить в изделии.

Итак, мы работаем с материалом комплексно, зная свойства и связующего в чистом виде, и его технологические характеристики, и характеристики материала с армирующим наполнителем – как полуфабрикатов. Результирующей частью работы является получение паспорта, подтверждающего характеристики. Мы обеспечиваем прохождение всех этапов, получаем не просто полупродукты, которые надо дорабатывать, а материал, из которого можно что-то изготовить. Хотя, конечно, когда материал попадает на производство, какие-то моменты приходится доводить, потому что там объемы большие, вещество будет вести себя несколько по-другому. Может потребоваться корректировка технологии или пересмотр порядка введения компонентов, изменение температурных и временных режимов.

Но, и это опять же особенность ВИАМа, у нас есть свои малотоннажные производства, в том числе в Воскресенском экспериментально-технологическом центре по специальным материалам (ВЭТЦ ВИАМ). Там есть участок производства связующих, в составе 705-го цеха, в организации работы которого и мне довелось принять участие. Проектная мощность нового участка – 60 тонн связующих порядка 15 наименований в год. Сейчас, если у нас запрашивают материалы новой номенклатуры и в объеме больше 50 килограммов, стараемся выполнять заказ там. Если это какие-то опытные работы, то мы туда едем их сопровождать. Полностью завершена передача в Воскресенск серийного производства трех связующих, ВСЭ–1212, ВСР–3М, ВСК-14-2М. Сейчас ставим туда на производство еще четыре марки. Так что на этой площадке производство сейчас идет практически в промышленных масштабах, мы можем опробовать наши связующие, технологию их получения, перейти от колбы к большому аппарату, 160-литровому реактору или смесителю, из которого получаем уже товарную продукцию.

«Композиты – это другие, просто вызывающе другие материалы, по сравнению с металлами…»

Наш институт ведет сертифицированное производство материалов для семейства перспективных двигателей ПД–14. Этот большой проект реализуется совместно с Пермским «Авиадвигателем», его курируют непосредственно Евгений Николаевич Каблов и управляющий директор, генеральный конструктор «Авиадвигателя» Александр Александрович Иноземцев. Для производства нескольких материалов, которые вошли в это изделие, используется высокодеформативное эпоксидное связующее, разработанное в нашей лаборатории, уже упомянутое ВСЭ–1212 (аббревиатура означает «ВИАМ Связующее Эпоксидное»). Это связующее – на уровне лучших мировых образцов, создано по принципу модификации термопластами, а препреги на его основе производят по расплавной технологии без использования растворителей, что соответствует принципам «зеленой» химии. Из материалов на его основе сделана мотогондола двигателя ПД–14. Сейчас само связующее производят в Воскресенске, а в Москве изготавливают препреги. Эти материалы поставляют как для опытных, НИРовских работ, так и для изготовления деталей в Пермь и на Воронежский авиазавод (ВАСО), где производится часть изделия.

Вот еще одно доказательство того, насколько велика роль связующего: на базе нашего ВСЭ–1212 разрабатывается уже второй десяток материалов, и с некоторыми прежними связующими то же происходит, применяются разные наполнители и получаются хорошие новые материалы – выходит долговременная польза! Мы на базе полимеров одного вида можем создать несколько разных модифицированных композиций. А материаловеды потом, получив хорошую полимерную матрицу и комбинируя ее с углеродными, стеклянными или гибридными наполнителями, укладками наполнителя, применяя плетеные наполнители, могут получать варианты материалов, работающих при определенных условиях, с определенными видами нагрузок, имеющих другие нужные свойства.

Наша лаборатория ведет много направлений, потому что много и самих полимеров. Есть несколько ключевых классов: это органические (эпоксидные, винилэфирные, фенольные материалы), кремнийорганические системы. Есть группа, которая занимается термостойкими материалами. Они, конечно, тоже органические, но имеют свои особенности: это гетероциклические соединения, обладающие повышенной термостойкостью и теплостойкостью. И есть такое направление, как керамообразующие полимерные связующие, они используются для керамических композиционных материалов, и в процессе температурной обработки переходят в керамику, хотя базовая технология у них композиционная. Мы занимаемся этим материалом с точки зрения связующего, а в лаборатории, которую курирует начальник Научно-исследовательского отделения «Неметаллические материалы, металлические композиционные материалы», кандидат технических наук Денис Вячеславович Гращенков, материаловеды занимаются уже композитами на этой основе. Мы смотрим, из чего можно сделать этот материал, какие превращения и какими стадиями происходят в полимерах, какие свойства получаются после этих превращений – а коллеги уже делают из него конкретный композит, испытывают его.

Керамообразующие полимерные связующие интересны тем, что с точки зрения химии это элементоорганика, а после превращений становится уже неорганикой. Мне рассказывали, было фантастическое произведение о том, как создавали живых существ, у которых в организме замещали углерод на кремний, чтобы сделать их неуязвимыми… Но это фантастика, а действительность такова, что можно, используя полимеры на основе кремния вместо углеводородов, создавать материалы с очень полезными свойствами. Рабочая температура таких кремнийорганических материалов в длительном режиме – до 350°С, а в кратковременном – до 1100°С. Керамоматричные материалы на основе таких связующих имеют рабочую температуру сейчас до 1200°С, потенциально – до 1600°С. Ценность в том, что технология получения заготовки – композиционная, то есть хорошо известная, отработанная: берут раствор полимеров, наносят на наполнители, выкладывают, происходит пропитка волокна, потом формуют и проводят высокотемпературную обработку – и получается новый материал.

Из таких материалов можно делать уже не только гондолы, внешние оболочки, но и многое другое. Разные классы полимеров имеют разные свойства. В авиации полимеры и композиты используются в обтекателях, наружных конструкциях, внутренних интерьерах самолетов и вертолетов. Из термостойких кремнийорганических полимеров делают ракетные обтекатели, какие-то из этих материалов радиопрозрачны, какие-то нет, важны и другие характеристики.

Для двигателей из полимеров делают внешние оболочки, защитные кожухи, предохраняющие при срыве лопаток. Вообще, есть тенденция и желание шире применить и в вертолетных, и в самолетных двигателях наши полимерные материалы, особенно в последние годы, поскольку требование снижения веса в авиации было и будет всегда. И композиты, так сказать, стараются проникать в двигатели все глубже, из них делают даже лопатки, конечно, те, которые на входе. Такие разработки есть и в России, в ЦИАМе.

С чем столкнулись, когда начинали работать с композитами, так это с тем, что они другие, просто вызывающе другие материалы, по сравнению с металлами. Они анизотропные, имеют слоистость, а, будучи в конструкции, слоями и работают, и у них своя механика работы… Если композит проектировать как металл, то ничего и не получится, потому что он другой по своей природе. Сейчас существуют комбинации металл-углепластик, они тоже относятся к слоистым материалам, это перспективное направление.

«География командировок пока не очень большая, но хочу ее расширить…»

Важная часть работы – командировки. Интересно бывать на производственных предприятиях, на авиационных заводах. Бывал в ВАСО в Воронеже, на ИСС им. академика М.Ф. Решетнева, это предприятие под Красноярском, которое занимается строительством спутников, где композиты используются как один из основных материалов, потому что очень важны весовые характеристики. И, что интересно, там практически нет серийности, каждый раз производится что-то новое. Был в НПО «Технология» в Обнинске, на Ростовском вертолетном заводе, на Владимирском химическом заводе, на Дубненском машиностроительном… География командировок пока не очень большая, но хочу ее расширить, на очереди Казань, Арсеньев, Комсомольск-на-Амуре, другие места, где есть авиационное производство и где используют наши материалы.

Участвую в научных конференциях по композитам. Конечно, хочется активнее свою собственную науку вести, и Евгений Николаевич Каблов постоянно напоминает, что мы в первую очередь научные сотрудники, которые должны развивать свои направления, но много времени забирает административная работа. Существенная ее часть состоит в том, что постоянно приходится думать об экономике, финансовой стороне, о том, чтобы наши материалы были не просто высокого качества, но достойно представлялись на рынке. Об этом надо заботиться, выступая на конференциях, совещаниях, при встречах с заказчиками. Конечно, продажами занимаются свои специалисты, но о продвижении продукции должны заботиться и те, кто занимается ее разработкой, потому что лучше всех знают ее свойства. Общаясь с предприятиями, надо думать, как представить материал так, чтобы он был интересен конструкторам и производственникам. Это важная сторона нашей прикладной, практической науки – не забывая фундаментальные основы, думать о том, как наши материалы будут применяться в деле, а перед этим их должны купить…

Руководство ВИАМа уделяет постоянное внимание развитию нашей материально-технической базы. Ведь от инструментов, которыми мы пользуемся, зависит результат, который мы получаем. А к любому инструменту нужны умелые руки… В лаборатории развиваются хроматографические, реологические методы исследования, аналитическая химия, микростуктурный анализ и другие виды испытаний и исследований. В каждом из направлений работают специалисты, которые, тесно взаимодействуя с разработчиками составов, умело используют современное оборудование. Это опять же одна из уникальных особенностей ВИАМа: исследователь-разработчик имеет оперативный доступ к обширному инструментарию и может применить различные виды испытаний и исследований в своей работе. Активно переоснащается и весь институт, и наша лаборатория тоже. Есть полное понимание со стороны администрации – если ты доказываешь, что какое-то оборудование необходимо, что оно будет работать на пользу, а не просто стоять, то лаборатория его получит. А новая техника и молодежь привлекает.

Основные публикации А.Н. Бабина за последние годы:

- Бабин А.Н., Чурсова Л.В., Мухаметов Р.Р., Ямщикова Г.А., Панина Н.Н. «Модификация эпоксидных связующих для повышения технологических и эксплуатационных свойств ПКМ на их основе» // Отчет о научно-технической деятельности ФГУП «ВИАМ» за 2007 г. (Сборник реферативных статей)/Под общ. редакцией Е.Н. Каблова – М., ВИАМ, 2008.

- Бабин А.Н., Акатенков Р.В., Алдошин С.М., Алексашин В.М., Аношкин И.В., Антюфеева Н.В., Богатов В.А., Грачев В.П., Кондрашов С.В., Перепелицин Е.О., Раков Э.Г. «Модификация стеклообразных полимеров малыми добавками углеродных наночастиц» // Полимерные композиционные материалы и покрытия: Материалы 3 Международной научно-технической конференции, Ярославль, 2008.

- Бабин А.Н. Гуняев Г.М. Градиентный угленанокомпозит // Международный форум по нанотехнологиям Москва, 2008 г. Тезисы устных и стендовых докладов.

- Бабин А.Н., Чурсова Л.В., Ямщикова Г.А., Панина Н.Н. Разработка рецептуры эпоксидного связхующего с повышенным эксплуатационными характеристиками: температурой стеклования Tg=160°C, ?в=90 МПа, ?=3%» // Отчет о научно-технической деятельности ФГУП «ВИАМ» за 2009 г. (Сборник реферативных статей)/Под общ. редакцией Е.Н. Каблова – М., ВИАМ, 2010.

- Бабин А.Н., Чурсова Л.В., Ямщикова Г.А., Панина Н.Н., Ким М.А., Гуревич Я.М., Коган Д.И., Вешкин Е.А. Новое высокопрочное связующее расплавного типа для конструкционных композиционных материалов с рабочей температурой 120°С // Тезисы докладов XIX Международной научно-технической конференции «Конструкции и технологии получения изделий из неметаллических материалов» г.Обнинск. 2010.

- Бабин А.Н. Связующие для полимерных композиционных материалов нового поколения. // Труды ВИАМ. 2013, № 4.

- Чурсова Л.В., Ткачук А.И., Панина Н.Н., Гуревич Я.М., Бабин А.Н., Малков Г.В. Изучение отверждения системы дициандиамид – эпоксидиановый олигомер в присутствии несимметричной мочевины методом импульсного ЯМР // Клеи. Герметики. Технологии. 2015, № 3.

- Соколов И.И., Коган Д.И., Раскутин А.Е., Бабин А.Н., Филатов А.А., Морозов Б.Б. Многослойные конструкции со сферопластиками для изделий авиационной техники. // Конструкции из композиционных материалов. 2014, № 1 (133).

- Чурсова Л.В., Ткачук А.И., Панина Н.Н., Гуревич Я.М., Бабин А.Н., Малков Г.В. Исследование механизма отверждения системы дициандиамид – эпоксидиановый олигомер в присутствии несимметричной мочевины // Клеи. Герметики. Технологии. 2014. № 8.

- Ткачук А.И., Чурсова Л.В., Панина Н.Н., Гуревич Я.М., Бабин А.Н., Малков Г.В. Влияние состава комплексной каталитической системы отверждения дициандиамид – несимметричная мочевина на тепловой эффект реакции полимеризации эпоксидиановых олигомеров. // Клеи. Герметики. Технологии. 2014, № 11.

- Панина Н.Н., Чурсова Л.В., Бабин А.Н., Гребенева Т.А., Гуревич Я.М. Основные способы модификации эпоксидных полимерных материалов в России. // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2014, № 9.

- Хасков М.А., Гребенева Т.А., Бабин А.Н. Влияние добавок углеродных нанотрубок на кинетику отверждания эпоксидных смол до и после застекловывания. //Композиты и наноструктуры. 2014. Т. 6, № 1.

- Панина Н.Н., Ким М.А., Гуревич Я.М., Григорьев М.М., Чурсова Л.В., Бабин А.Н. Связующие для безавтоклавного формования изделий из полимерных композиционных материалов // Клеи. Герметики. Технологии. 2013. № 10.

- Ткачук А.И., Чурсова Л.В., Ким М.А., Гуревич Я.М., Панина Н.Н., Бабин А.Н. Диаминодифенилсульфон: получение, применение, перспективы. // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2013, № 10.

- Мухаметов Р.Р., Ахмадиева К.Р., Ким М.А., Бабин А.Н. Расплавные связующие для перспективных методов изготовления ПКМ нового поколения. // Авиационные материалы и технологии. 2012. № 5.

- Minakov V.T., Babin A.N., Kitaeva N.S., Alekseeva E.I., Sokolyuk E.V. Intermediate layers for laminated glazing materials // Russian Journal of General Chemistry. 2011. Т. 81. № 5.

- Акатенков Р.В., Алексашин В.Н., Аношкин И.В., Бабин А.Н., Богатов В.А., Грачев В.П., Кондрашов С.В., Минаков В.Т., Раков Э.Г. Влияние малых количеств функционализированных нанотрубок на физикомеханические свойства и структуру эпоксидных композиций // Деформация и разрушение материалов. 2011, № 11. 6

Интервью провёл и подготовил для публикации кандидат филологических наук, доцент М.И. Никитин.