Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Люди практической науки

03.12.2014

«То, что разрабатывается в ВИАМе, должно быть полезно в производстве…»

Интервью с исполняющим обязанности начальника лаборатории ВИАМ «Литейные жаропрочные сплавы и лопатки ГТД» Александром Ечиным.

Александр Борисович Ечин – исполняющий обязанности начальника лаборатории Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ) «Литейные жаропрочные сплавы и лопатки ГТД». Лауреат Всероссийского конкурса «Инженер года-2007», лауреат стипендии Президента Российской Федерации в 2010-2012 гг., лауреат именной стипендии академика С.Т. Кишкина в 2007-2008 гг. Автор патента «Устройство для получения отливок с направленной и монокристаллической структурой», получившего серебряную медаль и диплом 7-й Международной выставки изобретений и технологий INST-2011 (г. Тайбей), серебряную медаль и диплом Польской ассоциации изобретателей и рационализаторов, а также награду «Лидер инноваций» Форума международной сети интеллектуальной собственности (IIPNF).

Автор более двадцати публикаций и патентов. Награжден памятной медалью «100 лет со дня рождения академика С.Т. Кишкина».

«Когда меня спрашивали, кем хочу стать, говорили, не дожидаясь ответа: «Наверное, как папа?»

Родился я в Москве, но когда мне было два года, родители получили распределение в Латвийскую ССР, в город Лиепая – на металлургический завод, градообразующее в те времена предприятие. Так металлургия стала частью моей жизни. Отец на заводе начал со второго подручного сталевара, а со временем стал начальником мартеновского цеха, передовиком производства, о нем часто писали в газетах. Когда меня спрашивали, кем я хочу стать, говорили, не дожидаясь моего ответа: «Наверное, как папа?»

Я часто бывал у отца на работе, видел мартеновские печи, расплавленный металл. Это и определило выбор моей профессии. Как и он, я окончил Московский институт стали и сплавов. В одиннадцатом классе посещал вечерние курсы при МИСиСе, после которых сдал экзамены. Еще до окончания выпускных экзаменов в школе пришло письмо из института, в котором говорилось, что я набрал неплохой общий балл и могу быть зачислен досрочно, до общих вступительных экзаменов. Отправился в деканат на собеседование. Там случайно оказался заведующий кафедрой литейных процессов Леонид Яковлевич Козлов. Человек заслуженный – доктор технических наук, профессор, Почетный работник высшего профессионального образования, Заслуженный деятель науки и лауреат премии Правительства РФ. Кстати, он был деканом, когда в МИСиСе учился мой отец. На собеседовании Леонид Яковлевич сказал мне: «На нашей кафедре есть индукционные плавильные печи и печи сопротивления для плавки алюминия, так что здесь можно увидеть жидкий металл». Это впечатлило, и выбор был сделан. Уже став студентом, я с первого курса с интересом наблюдал процессы плавки, а потом и работал на данном оборудовании. При своих научных заслугах Леонид Яковлевич всегда был связан с практикой, производством, в 1990-х годах возглавлял Международную ассоциацию литейщиков. Несмотря на свои регалии и опыт, запомнился человеком простым, открытым, общался с нами, студентами, на равных.

«Преподавание не привлекало, больше тянуло в производство»

На последнем курсе института встал вопрос, куда дальше идти. Был вариант остаться в вузе, но я не очень этого хотел – преподавание не привлекало, больше тянуло в производство. Да и настоящий преподаватель вряд ли может доступно донести знания до студентов, если сам не имеет практического опыта. Литьем в Москве можно было заниматься, например, на заводах ФГУП «НПЦ газотурбостроения «Салют», или ОАО «ММП им. В.В. Чернышева». Но мой выбор пал на ВИАМ: ведь именно здесь я мог заниматься литьем жаропрочных сплавов. Это было очень кстати, учитывая тему диплома – «Проектирование литейного цеха по выпуску отливок из жаропрочных никелевых сплавов для стационарных установок». Таким образом, в ВИАМ я устроился еще до окончания института, во время написания диплома, то есть попал на предприятие, где было необходимое оборудование и велись работы по этому профилю. Мне это сильно помогло – все-таки в МИСиСе тема жаропрочных никелевых сплавов преподавалась не столь глубоко. В итоге, благодаря ВИАМу и помощи ученых этого прославленного института, я защитил диплом без особого труда.

Работу я выполнял под руководством доктора технических наук Юрия Александровича Бондаренко, ученого с мировым именем в области высокоградиентной направленной кристаллизации. Юрий Александрович стал моим наставником. Человек очень эрудированный и увлеченный, глубоко знающий свое дело, с которым можно обсуждать любые вопросы – от бытовых проблем до политики, он многому меня научил. Юрий Александрович сразу подключил меня к разработке технологии отливок методом высокоградиентной направленной кристаллизации. Практической целю моих разработок стало получение качественных отливок лопаток с высокой степенью структурного совершенства. В настоящее время жаропрочность лопаток горячего тракта газотурбинного двигателя повышается как за счет создания новых жаропрочных сплавов, так и за счет совершенствования технологии литья лопаток. Технология литья лопаток развивалась от равноосной, направленной кристаллизации до получения лопаток с монокристаллической структурой. Структура таких лопаток более измельченная, более совершенная, прочностные и усталостные свойства повышаются за счет технологии изготовления.

Трудиться в ВИАМ в новом качестве инженера я пришел в 2004 году и уже со следующего года, помимо научной работы, начал участвовать в различных конференциях, выступать с докладами. Стал соавтором нескольких публикаций, подали заявку на первый патент. И в 2007 году руководство института приняло решение выдвинуть мою кандидатуру на участие в ежегодном конкурсе «Инженер года» в номинации «Цветная металлургия».

На момент моего прихода в таком авторитетном институте как ВИАМ в лаборатории №1 было всего трое молодых сотрудников из сорока человек. Но уже тогда активно принимались меры по исправлению положения: было ясно, что без молодежи не будет перспектив.

Сейчас молодых специалистов среди всех сотрудников ВИАМа примерно треть, причем сохраняется преемственность поколений и работает система наставничества. Однако пока сохраняется некий возрастной разрыв – у нас много ученых старшего возраста и молодых специалистов, а вот людей среднего возраста маловато. Например, в нашей лаборатории два очень важных направления – материаловедение никелевых жаропрочных сплавов и литье по выплавляемым моделям. Если литейщиков еще где-то можно найти, например, на заводах, то материаловедов намного меньше. Вузы их, конечно, готовят, но подготовка не всегда соответствует тому уровню, который необходим в ВИАМе.

В 2010 году я вошел в состав Совета молодых ученых и специалистов института, а впоследствии меня утвердили заместителем председателя Совета. Совет принимает активное участие в организации конференций, спортивных мероприятий, собраний; мы рекомендуем наших специалистов к участию в известных международных конференциях «Junior Euromat», «JEC Composites», «ICAA», Intermetallics» и других.

Почетная миссия Совета – чествование наших ветеранов. Одно такое торжество, в котором я участвовал и на котором выступал с речью, я запомнил на всю жизнь. Это была 65-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне, и мне поручили поздравить ветеранов на второй территории ВИАМа. Как подчеркивает наш Генеральный директор, академик РАН Евгений Николаевич Каблов, в ВИАМе отмечаются два главных праздника – День Победы и День основания нашего института. Поэтому я тогда очень волновался: и дата памятная, и перед нашими уважаемыми ветеранами чувствовал ответственность, и аудитория собралась большая. Вместе с тем я испытывал не только чувство ответственности, но и большое чувство гордости, что мне доверили столь почетную миссию.

Высокоградиентная печь для Китая

Помимо создания новых материалов, ВИАМ занимается разработкой технологии литья и производством литейного оборудования – печей, делаем их на заказ. В 2013 году у нас был договор на поставку автоматизированных комплексов для литья лопаток с монокристаллической структурой в Китай.

Испытания печи проходили в ПИАМе – Пекинском институте авиационных материалов, основанном в советское время по образцу ВИАМа. У китайских специалистов не было опыта работы с такими печами, они учились прямо в процессе получения этого оборудования. И учениками оказались серьезными, и заказчиками. Сначала задали очень высокие требования: выход годного материала должен был составить 90%. Кроме того, материал для литья, сплав, предоставляла китайская сторона, и сплав был неизвестный, а попытка на правильный подбор режимов полагалась всего одна.

Я попросил пекинских коллег сделать пробную плавку, они согласились, но сплав оказался интерметаллидным, а это совершенно иной класс сплавов, чем жаропрочные. Это выяснилось, когда я начал отбивать отливку, которая легко отделилась от литниковой чаши. Сказал, что мы договаривались о другом сплаве, в результате «боевые плавки» пришлось провести с первой попытки на незнакомом жаропрочном сплаве. Так что мастер-класс получился по полной программе, пиамовцы попросили исследовать всю структуру, задали множество вопросов. К тому же обстоятельства сложились так, что в этой командировке я был единственным технологом-литейщиком и мог опираться только на свои знания и опыт. Накануне меня назначили заместителем начальника лаборатории, а это лишь увеличивало ответственность. Уже нельзя было сказать, что чего-то не знаю, за что-то не отвечаю…

Что поразило в Китае, так это отношения между молодежью и представителями старших поколений. В ПИАМе часто можно было видеть, как за научным руководителем, человеком старшего возраста, буквально по пятам следуют человек пять молодых специалистов, постоянно о чем-то спрашивают, что-то записывают… Потом я узнал, что это так называемый «принцип сяо», основанный на конфуцианских традициях, который успешно служит передаче опыта, знаний и навыков молодежи.

Конечно, контракты у нас не только зарубежные. Так, в России активно работаем с такими заводами, как Научно-производственный центр газотурбостроения «Салют», Московское машиностроительное предприятие имени В.В. Чернышева, с ОАО «Климов» в Санкт-Петербурге, которое разрабатывает вертолетные двигатели. Кстати, по на этом заводе я являюсь куратором по некоторым госконтрактам.

«У наших разработок должно быть производственное применение…»

В плавильном деле всегда было много ручного, физического труда, без него и сейчас не обойтись. Однако сегодня наша техника полностью компьютеризирована. Плавильщик задает скорость поднятия температуры, скорость кристаллизации. Через компьютер идет управление всеми системами, сохраняются все данные: показания температур, скоростей, процесса кристаллизации и плавки каждой детали. Также есть возможность удаленного доступа: находясь в офисе, можно контролировать все процессы, протекающие на установке.

Цепочка работ у нас такая: конструкторское бюро института проектирует печи, производство их собирает, лаборатория эксплуатирует, на основании полученного опыта мы постоянно повышаем их эффективность. В настоящее время заканчивается сборка нескольких печей. Предстоят сдаточные испытания, которые проходят в два этапа. На первичные, которые проходят здесь, в условиях нашего производства, приезжает заказчик, при нем проводятся плавки. Оценка нашей продукции идет как по технической части – проверяется работа всех узлов и механизмов, так и по качеству получаемых отливок. Потом печь разбирается, перевозится к заказчику, и второй, окончательный этап сдачи происходит уже там.

В отличие от сугубо академической сферы, мы не можем заниматься исследованиями только ради самих исследований, писать чисто теоретические работы. То, что разрабатывается в ВИАМе, должно быть внедрено в производство, то есть у наших разработок должно быть конкретное применение. И практической работы очень много, так что, подчас, время для систематизации материала, написания научных текстов найти трудно. Тем не менее это важнейшее направление для каждого инженера и ученого, поэтому в ближайший год я постараюсь защитить диссертацию, посвященную исследованию режимов высокоградиентной направленной кристаллизации, тому, как новые сплавы ведут себя в заданных условиях, а также выращиванию монокристаллов. Это сложная задача, пока только пять стран в мире могут вести подобные разработки, и Россия входит в их число. Мне удалось собрать материал в ходе большого комплекса исследований в интервале градиентов от 20 до 200о С/см (кстати, они тоже имели самую прямую практическую направленность, это был еще один китайский контракт). Сейчас исследования закончены, подходит к завершению обработка результатов. Так что и свою диссертацию, подготовленную под руководством Евгения Николаевича Каблова и научного консультанта Юрия Александровича Бондаренко, я надеюсь успешно защитить.