Яндекс.Метрика

Люди практической науки

16.09.2012

«Кузнецы с давних пор считались волшебниками…»

Интервью с Максимом Фёдоровичем Тазовым – научным сотрудником Центра сталей для труб и сварных конструкций ФГУП ЦНИИчермет им. И.П. Бардина.

Интервью с Максимом Фёдоровичем Тазовым – научным сотрудником Центра сталей для труб и сварных конструкций ФГУП ЦНИИчермет им. И.П. Бардина.

Основные направления работы М.Ф. Тазова – разработка новых марок и технологии производства сталей для газо- и нефтепроводных труб, соединительных деталей трубопроводов, в том числе для эксплуатации в особо сложных климатических условиях.

М.Ф. Тазов является председателем Совета молодых учёных и специалистов ЦНИИчермет.

«Внутренний голос подсказывал, что страну ждёт производственный подъем…»

Я родился в 1985 году, когда начиналась перестройка, а школу закончил в самом начале 2000-х, которые теперь не без иронии называют «нулевыми». Так что детство и ранняя юность пришлись на время, которое было не просто трудным, а каким-то неопределённым. Но когда встал вопрос о выборе жизненного пути, определился быстро: практически без колебаний выбрал инженерную профессию. Хотя большинство молодежи в то время тянулось в гуманитарную сферу, стремилось получить юридическое или экономическое образование. Но я уже тогда понял, что история циклична, и внутренний голос подсказывал, что вслед за спадом и неопределенностью нашу страну ждёт производственный подъём, и будут нужны инженеры. Это был совершенно осознанный прогноз! Надо отметить, что такой выбор был сделан, несмотря на то, что я человек по натуре творческий, в школе у нас был прекрасный театральный кружок, где мы переиграли почти всех русских классиков – ставили Пушкина, Чехова, Островского…

Поступил в Московский институт стали и сплавов (МИСиС) на специальность «Обработка металлов давлением. Специализацией было «Производство труб и полых изделий». А говоря простыми словами, моё обучение и нынешняя работа связаны с подготовкой высококачественных трубных сталей для магистральных газо- и нефтепроводов.

Учёба пошла успешно. Но до третьего курса, получая инженерное образование, я не испытывал большого желания работать на производстве по специальности, и вообще о будущем не особенно думал. Зато жил полнокровной студенческой жизнью. Сразу после зачисления пошёл в Дом культуры МИСИСа, записался в студенческую театральную студию и продолжил своё школьное увлечение. «Технари» в театральном деле и вообще в искусстве не последние люди, достаточно сказать, что на нашем факультете преподавали такие признанные барды, мастера авторской песни и настоящие артисты, как Виктор Семёнович Берковский (доктор наук, профессор) и Николай Леонидович Лисунец (кандидат наук, доцент).

Лисунец был заместителем декана по внеучебной работе, и студенческая культурная жизнь у нас шла насыщенная, интересная. Из преподавателей запомнился, в частности, Олег Михайлович Смирнов – один из выдающихся наших «кузнецов», специалистов кузнечно-штамповочного производства. В 60 лет, зная в совершенстве английский и немецкий языки и разбираясь в японском, он начал изучать китайский! Ни один студент никогда не пропускал его лекции, даже те, кто не были студентами его специализации. Кафедрой заведовал Борис Алексеевич Романцев – он был из «наших», из трубников. А руководителем диплома у меня был кандидат технических наук Михаил Николаевич Скрипаленко.

Должен признаться, что большинство моих товарищей по группе на младших курсах относились к специальности серьёзнее, чем я, больше думали о производстве. Однако после третьего курса, когда мы уже прошли практики, ситуация поменялась. Многие из прежде увлечённых «остыли», а я, наоборот, «загорелся». Понял, что металлургия – это моё дело. Процесс работы с металлом – захватывающая вещь: и выплавка, и прокат, и ковка, когда из куска чёрного непонятного железа получается произведение искусства. Недаром кузнецы с давних пор считались волшебниками.

Закончив в 2008-м институт, я уже чётко понимал, что хочу и в производство, и в науку. Поступил в ЦНИИчермет – буквально через неделю-другую после получения диплома. Долго отдыхать и расслабляться не стал, боялся, что будет больше конкуренция. Приняли на работу в Центр сталей для труб и сварных конструкций. Центр занимается решением проблем создания новых высокоэффективных сталей и технологии производства листового проката для нефтегазовой отрасли, гражданского и промышленного строительства, мосто- и машиностроения.

Сразу поступил в аспирантуру, благо в нашем институте серьёзная научная школа, свой Ученый совет, ведутся научно-исследовательские работы.

«У нас, к сожалению, нет пиара производственников, а он должен быть…»

Надежно работающая и разветвлённая система трубопроводов необходима нашей стране, богатой природными ресурсами. Она была создана в 60-е – 70-е годы прошлого века, потом ее развитие затормозилось, но в последнее время возобновилось. Идёт строительство Северо-Европейского газопровода (СЕГ), трубопровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО). Это крупные национальные проекты, ведь нефть и газ – большие доходы для страны. Правда, сейчас многие – и справедливо! –говорят о «сырьевой игле», с которой нужно слезать. Но здравомыслящие люди понимают, что дело не в том, чтобы отказаться от добычи углеводородов – ведь даже самые высокоразвитые европейские страны качают их в своих северных водах. А в том дело, что надо всемерно развивать и другие направления экономики, она должна быть гармоничной. И основанной на высоких технологиях – в том числе и во всём, что касается трубопроводов…

Для этой отрасли нужен металл с особыми прочностными характеристиками, соотношением вязкости и хрупкости, он должен противостоять разрушению, выдерживать высокие давления и значительный диапазон температур. Магистральные трубопроводы, которые строит сейчас Россия, в основном проходят не в средней полосе и далеко не всегда по суше. Вот высокие северные широты – там холодно; немалая часть Северо-Европейского газопровода идёт по дну моря, «труба» должна выдерживать высокое давление; трубопровод к Тихому океану идёт через гористые местности, где подчас имеет место сейсмичность, подземные толчки.

Так что возникает множество интереснейших инженерных задач, которые мы и решаем.

Технология производства в черной металлургии в последние 40 лет стремительно развивается. Не так давно, например, мы разработали сталь класса прочности Х70-Х80 для подводных трубопроводов с толщиной стенки до 40 мм на рабочее давление до 250 атмосфер. Это считается большим достижением. Но уже разрабатывается сталь класса прочности X100, в перспективе – высокопрочная трубная сталь категории прочности Х120.

Работа в ЦНИИчермете мне нравится тем, что здесь постоянно ощущаешь связь науки с производством. Мы регулярно бываем в командировках – на «Северстали», на Выксунском металлургическом комбинате (он входит в группу ОМК, Объединённых металлургических комбинатов), на Магнитогорском металлургическом комбинате – недавно я провёл там две недели. Сейчас еду в Колпино, на предприятие «Северстали». Работы много, командировки интересные, если бы ещё оставалось побольше времени для написания своих научных статей…

Есть предприятия, готовые платить за разработки металлов, которые будут использоваться в будущем. Или – у завода есть заказ на производство какой-либо продукции, а мы даём рекомендации по технологии выплавки и прокатки. Радует, что производство развивается, только за последние десять c небольшим лет в России запущено три листопрокатных стана-5000. Это металлургические предприятия, на которых производится металлический лист шириной 5000 миллиметров – пять метров! – из которого впоследствии и делают трубы, как правило, максимальным диаметром 1420 миллиметров.

На предприятиях, где приходится бывать, заметен подъём, люди получают приличные зарплаты, с уверенностью смотрят в будущее. 10-15 лет назад этого не было. Причем примечательно, что стабильное положение и развитие наблюдаются не только на государственных предприятиях, но и на предприятиях других форм собственности. Если в 90-е годы многие руководители действовали по принципу «хапнуть сегодня, а завтра хоть трава не расти», то сейчас и частные владельцы прекрасно понимают, что их личное благополучие возможно только при условии, что благополучно будут чувствовать себя сотрудники, что они будут ощущать заботу о себе. Для России всегда было характерно общинное сознание, и сейчас это проявляется, например, в том, что на производстве – по крайней мере, на тех предприятиях, где доводится бывать – крепнет профсоюзное движение. «Один за всех, все за одного!» – в мудрости этой пословицы я убедился еще в студенческие годы, ведь со второго курса был профоргом факультета.

Но есть жизненные наблюдения, которые не радуют. Производство и наука в России сейчас развиваются, а информации по каналам СМИ об этом проходит немного. У нас, к сожалению, нет пиара производственников, а он должен быть, чтобы люди чувствовали общественную, национальную значимость своей работы. Если в советское время производственная тематика в газетах, на телевидении и радио шла с явным перебором, то теперь она почти исчезла – другая крайность! Знакомые гуманитарии рассказывали, что подобное происходило в США в 1950-е годы: на основании анализа содержания СМИ социологи сделали вывод, что «капитанов индустрии сменили звёзды шоу-бизнеса». Но ведь нельзя накачивать людей одной только «развлекаловкой»… У нас мало популяризации технических профессий, науки в целом. Неужели государству это не нужно?

Я человек нестарый, но с удовольствием смотрю такие советские «производственные» фильмы, как «Высота», «Весна на Заречной улице». И многим в нашем поколении они нравятся. Недавно узнал, что в 1970-е годы был фильм «Самый жаркий день», снятый по пьесе «Сталевары». Жанр его был определён – представьте! – «производственная драма». Теперь надо искать в Интернете, ведь это – история профессии…

«Проблема даже не отцов и детей, а дедов и внуков…»

Совет молодых учёных и специалистов в ЦНИИчермет был создан в 2009 году по инициативе генерального директора, профессора Евгения Христиофоровича Шахназова. Увы, его уже нет с нами, но и сегодняшнее руководство планомерно проводит политику заботы о молодёжи. С первых дней работы нашего Совета его постоянно курирует заместитель генерального директора Владимир Александрович Углов.

После провала 1990-х в «нулевые годы», о которых я упоминал, во всех научных центрах, на всех высокотехнологичных предприятиях возникла проблема – практически не осталось специалистов среднего возраста, многие вынуждены были сменить место работы в поисках зарплаты, на которую можно было бы прожить. Когда положение в экономике стало выправляться, и молодёжь снова пошла в инженерные специальности, на предприятиях работали люди преимущественно старшего возраста, которые сумели вынести на себе бремя тяжёлых лет. Возникла проблема передачи опыта, и это, если позволить себе острое словцо, была проблема даже не отцов и детей, а дедов и внуков. Без передачи опыта от поколения к поколению ни в каком человеческом деле не обойтись, и если какое-то поколение из этого процесса выпадает, становится трудно обеспечить адаптацию молодёжи к работе, особенно в науке.

Я пришёл в ЦНИИчермет не так давно, и в то время молодёжи здесь уже было немало. Но вот когда 10 лет назад пришёл на работу мой коллега, младший научный сотрудник Олег Таланов, он был единственным молодым специалистом в подразделении! А сейчас почти половина работающих в нашем институте – люди до 35 лет. У всех – настрой и на производство, и на научную работу, на защиту диссертаций.

Обновляется техническое оборудование, приборы. Не так давно у нас в институте запущен комплекс стана горячей прокатки, включающий плавильную печь, нагревательную печь, реверсивный стан горячей прокатки ДУО-300 и установку контролируемого охлаждения проката. На нём можно моделировать производственные процессы, которые ведутся на станах-5000, вести экспериментальную научную работу и получать результаты, полезные для «большого» производства. Новая техника – это очень важно, молодёжь стремится на ней работать.

Некоторые считают, что основное в работе с молодежью – проведение спортивных, культурных мероприятий. Это у нас есть. Но главное в работе нашего Совета, да и всего коллектива – именно адаптация молодых учёных и специалистов, осуществление наставничества. У нас все и всегда готовы помочь молодым – начиная с генерального директора Константина Львовича Косарева. Мне говорили, что есть научные центры, где к начальству нужно за неделю на приём записываться, но у нас такое немыслимо. Сейчас, когда создан Совет молодых учёных и специалистов (СМУиС) Ассоциации государственных научных центров, мы активно перенимаем полезный опыт других организаций, особенно ВИАМа, с которым у нас хорошие контакты и на базе которого прошло уже несколько заседаний СМУиС АГНЦ.

Работа с молодёжью начинается с работы со студентами, которые приходят на учебно-производственную практику. У нас практикантов немало, из МИСиСа, Бауманского университета – они постигают азы металлургии. Выше я говорил, что в мои студенческие годы на старших курсах у студентов интерес к производству остывал. А сейчас вижу, что многие студенты активно стремятся на производство, и очень радует, что профессия инженера опять становится престижной.

Основные публикации и проекты М.Ф. Тазова за последние годы:

- «Производство горячекатаной стали повышенной прочности для изготовления энергопоглощающих деталей автомобиля (в соавторстве) //Металлург, 2012, № 2.

- Участие в разработке сталей для газопроводных труб классов прочности от К52 до К65 с температурой эксплуатации до –60?С на давление до 100 атмосфер.

- Основное участие в создании сталей повышенной прочности и вязкости на давление 100 атмосфер.

- Основное участие в разработке высокохладостойких трубных сталей для эксплуатации при температуре до минус 60?С.

- Участие в приоритетных национальных проектах РФ:

Государственный контракт «Магистраль» (освоение производства тонколистового проката категории прочности DNV 485 1FD ждя подводной части Северо-Европейского газопровода с рабочим давлением 250 атмосфер).

Государственный контракт «Поток» (разработка новой высокопрочной стали повышенной надежности класса прочности Х70 (К60), обладающей улучшенной свариваемостью и повышенным сопротивлением сероводородному растрескиванию).

Интервью провел и подготовил для публикации кандидат филологических наук,

доцент М.И. Никитин.