Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Люди практической науки

29.08.2012

«Керамикой люди занимались тогда, когда металлов еще и не было…»

Интервью с Евгением Ивановичем Суздальцевым – начальником лаборатории по разработке материалов на основе тугоплавких оксидов и комплексной технологии изготовления радиопрозрачных обтекателей и других изделий на их основе ОАО «ОНПП «Технология».

Е.И.Суздальцев – доктор технических наук, автор более чем двухсот пятидесяти научных работ и ста патентов, его перу принадлежат две монографии. Три из оформленных Е.И. Суздальцевым патентов вошли в ежегодно публикуемый перечень «100 лучших изобретений России».

Лауреат двух правительственных премий в сфере науки и техники, национальной премии Рособоронэкспорта, премии имени К.Э. Циолковского, Министерства промышленности и энергетики. Заслуженный изобретатель России, Почетный машиностроитель. Имеет ряд наград, высшей из которых считает Грамоту Министра авиационной промышленности СССР, которая явилась одной из первых – «За активное личное участие в работах по освоению новой технологии обжига изделий на заводе “Автостекло”». Это было решение важнейшей проблемы по увеличению выпуска обтекателей, поставленной в рамках Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. В последующем эти работы послужили основой в подготовке материалов и присуждения коллективу авторов Премии Правительства РФ в области науки и техники.

«История нашей семьи показательна…»

– Я родился в 1943 году на станции Титово, что в Пензенской области. История нашей семьи показательна. Родители – простые рабочие, имели по четыре класса образования. Не потому, что были неспособными или не хотели учиться, а просто тогда это было абсолютно в порядке вещей, все так жили. В семье было пять человек детей. Наше детство пришлось на трудные послевоенные годы, оно было не всегда сытое, но воспоминания остались светлые. Так жили все вокруг, это было нормально.

Учился в сельской школе без всяких уклонов, их тогда просто не было, но базовое образование получил крепкое. Потом два года работал, а в 1962-м поступил в Пензенский педагогический институт на отделение физики физико-математического факультета. Мысли у меня были примерно такие: «Надо жить, а для этого надо учиться», и трудолюбие оттуда же пошло, из этого же убеждения. Моды на поголовное высшее образование тогда, правда, не было, но конкурсы все-таки были большие, и учились серьезно. В 1963 году пришло время служить в армии, студентов тогда от службы не освобождали, и служили мы три года.

Потом продолжил учебу в институте. Вуз наш был очень сильный, уровня хорошего университета. Сейчас и не помню, сколько на одном только нашем отделении было кафедр – кафедра общей физики, кафедра теоретической физики, кафедра ядерной физики, кафедра оптики…

С юности серьезно занимался общественной работой. В школе был секретарем комсомольской организации (как и потом в армии и в институте), с 1968 года стал председателем студенческого профсоюзного комитета. Не я один был тогда такой активный, интерес к общественной работе был у многих, и интерес искренний. Опыт работы с людьми потом очень пригодился, приносит большую пользу и сейчас.

Почему я выбрал специальностью физику? Тут, можно сказать, тоже шло по заведенному, в семье уже проявилась направленность на точные науки, на инженерную работу. Старший брат к тому времени учился в политехническом институте. В дальнейшем сложилось так, что он стал доктором наук, профессором, работает в сфере электроники. Другой брат занимал крупный пост на железной дороге. Третий – кандидат наук, возглавляет фирму по проектированию тепличных хозяйств. Сестра – завуч в школе, преподает математику…

Но я забежал вперед. Тогда же, в конце 60-х, представлялось, что жизнь определилась на многие годы. На старших курсах совмещал учёбу с работой в Научно-исследовательском секторе, НИСе. Мы занимались агрегатами по магнитной обработке воды, это нужно, чтобы горячая вода в тепломагистралях не давала осадков, накипи, которая забивала трубы. Работа наша была очень нужной, делать ее, особенно под руководством заведующего кафедрой теоретической физики Михаила Лазаревича Михельсона, было приятно. И диплом мой был на эту тему.

По окончании института получил распределение на кафедру теоретической физики. Преподавать нравилось. В перспективе была аспирантура. Но потом это дело не сложилось. Я никого не обвиняю, в жизни по всякому бывает, но тогда, по молодости, было обидно. Сейчас понимаю, что обижаться, особенно по молодости, не следует, всегда надо понимать: не получилось сейчас – получится потом, нужны только терпение и труд.

В 1970-м году мы с женой перебрались в Обнинск, и с тех пор, вот же больше сорока лет, я работаю в «Технологии».

«В содружестве с ВИАМом довелось работать над керамическим покрытием “Бурана”…»

Главное направление моей работы – кварцевая керамика, стеклокерамические материалы и изделия из них. Собственно, мы и начинали это направление, провели его от идеи до конкретной реализации в промышленных масштабах. Специальное применение керамических материалов в таких областях, как медицина, энергетика, военная техника, строительство и других началось только во второй половине прошлого века. Как всегда бывает у истоков чего-то нового, появилось много восторженных оптимистов, они считали, что керамика вообще будет главным материалом, заменит даже металл, который в течение тысячелетий является основой технической цивилизации. Были даже проекты керамического двигателя... Однако никогда не стоит впадать в крайности. Керамика не заменит металла, металл не заменит керамику – у каждого материала свои сильные и слабые стороны, и нет материалов, которые годились бы на все случаи жизни. Но у керамики грандиозное будущее. Тот же металл без керамики не выплавишь, для этого тигли нужны.

Кроме того, в разных областях требуются керамические материалы с разными свойствами, например, для использования в медицине, в протезировании нужны материалы, совместимые с тканями организма, они называются «биокерамикой». В сотрудничестве с рядом научных центров мы разрабатываем керамические материалы для космической техники и других целей, где важно такое свойство, как способность выдерживать высокие температуры. В содружестве с ВИАМом мне довелось работать над керамическим покрытием «Бурана». Какое это было удовольствие, просто песня, хотя и трудностей хватало на протяжении всего цикла – от определения состава вещества до получения материала с заданными свойствами. Мы работали с доктором наук Станиславом Сергеевичем Солнцевым, я занимался подготовкой порошков, а Солнцев – созданием покрытий для плиток. Это было уже давно, но мы и сейчас плодотворно сотрудничаем с этим институтом. Исследования в области керамических и керамоподобных материалов бурно развиваются, они имеют богатую перспективу применения в самых разных областях.

Еще об одном надо сказать. Керамикой люди занимались тогда, когда металлов еще и не было – а посуду из глины уже лепили и обжигали. Надо знать историю, без этого знания нет будущего, нельзя быть людьми, не помнящими родства. Ничто не рождается на пустом месте. Занимаясь исследованиями в области керамики, чувствуешь, что идешь по дороге, по которой люди идут несколько тысяч лет. И много чего на этой дороге, от черепков древних амфор до керамических плиток покрытия «Бурана». И, уверен, в сфере специальных видов керамики будут новые интересные и полезные находки.

«Считаю, что моя научная и производственная карьера состоялась…»

Без ложной скромности могу сказать, что за более чем сорокалетний период работы в ОНПП «Технология» многое сделано для решения как научных, так и практических задач. Мне принадлежит приоритет в разработке высокоплотной кварцевой керамики, безусадочной керамики, слоистой кварцевой керамики, кварцевой керамики с повышенной диэлектрической проницаемостью, термоэрозионной устойчивостью, пористостью; стеклокерамики ?-сподуменового состава; технологий получения высококонцентрированных водных шликеров на основе кварцевого и литийалюмосиликатного стекла; технологий получения высокодисперсных порошков из кварцевого и высокоцимнеземного стекла; технологий получения обтекателей из кварцевой керамики и стеклокерамики, технологии упрочнения стеклокерамических обтекателей. Созданы научные основы синтеза высокотермостойких, радиопрозрачных стеклокристаллических материалов и гибкая эффективная технология производства обтекателей. Последние направления работ обеспечили импортозамещение ситалловых обтекателей для комплектации современной и перспективной отечественной ракетной техники. Это направление работ отмечено второй премией Правительства РФ в области науки и техники.

Считаю, что моя научная и производственная карьера состоялась. Избран действительным членом Академии инженерных наук им. А.М. Прохорова, членом-корреспондентом Российской инженерной академии, являюсь членом диссертационного совета при институте металлургии к материаловедения им. А.А. Байкова, членом редакционных коллегий журналов «Новые огнеупоры» и «Огнеупоры и техническая керамика». Ещё одно проявление признания моих инженерных разработок – награждение Академией инженерных наук золотой медалью им. А.М. Прохорова «За выдающиеся достижения в области инженерных наук». Ряд публикаций продублирован в зарубежных изданиях…

Наша лаборатория создана на рубеже 60-70 годов прошлого века, и половину срока её существования мне довелось быть на посту начальника. Сегодня это единственное в России подразделение, в котором осуществляются разработки материалов и технологии изготовления керамических антенных обтекателей. Мы работаем от склада исходного сырья до склада готовой продукции. В разное время численный состав лаборатории доходил до 100 сотрудников. Сейчас структура лаборатории оптимизирована, состоит из четырех секторов и сорока сотрудников. В составе лаборатории доктор технических наук, четыре кандидата технических наук. Сегодня лаборатория – это работоспособный коллектив, который успешно решает поставленные задачи.

За период существования лаборатории в коллективе выросли 2 доктора технических наук, 8 кандидатов технических наук, а с участием разработок лаборатории произошли защиты сотрудниками предприятия еще 4 докторских и 9 кандидатских диссертаций

«Современный специалист должен быть не только грамотным, но и инициативным…»

Когда я только начинал работать, занятия наукой были все-таки более популярны, чем сейчас. В 90-е годы произошел всем известный спад. В последние десять лет наблюдается рост, молодежь опять идет в науку, причем увлеченность соединяется с прагматизмом – молодой человек прежде всего думает, а где я буду работать, сколько зарабатывать? И это можно понять… Радует, что молодежь стремится получить ученые степени, у нас в «Технологии» в последние годы молодые специалисты активно готовятся к сдаче кандидатских минимумов и многие их успешно сдают. В нашей лаборатории молодежь составляет значительную часть.

Приятно, что в нашем научном направлении растет молодая смена. Вот, не так давно защитила кандидатскую диссертацию по керамическим материалам Наталья Щеголева из ВИАМа, я ее давно знаю. Есть недавно защитившиеся молодые кандидаты и у нас в лаборатории – Дмитрий Харитонов, Татьяна Рожкова, Антонина Анашкина. На подходе одна докторская диссертация, готовят кандидатские диссертации Екатерина Миронова, Юлия Устинова, Петр Лесников, Ермолаев…

Требования к нашей работе высокие – и к качеству изделий, и к своевременному их изготовлению. Сейчас внедряем безотходное производство – сырье недешёвое, технологии сложные, надо думать об эффективности. Тут-то и проявляется важность человеческого фактора, умение организовать работу. Роль руководителя в науке – в том числе, сокращать потери времени. Надо строже, требовательнее подходить к работе. Причем и к научной (имею в виду работу с аспирантами и соискателями), и к чисто производственной. Современные молодые люди – разные, надо понимать их, видеть их достоинства и недостатки, понимать, кому и какую работу можно поручать. Это не критика в сторону молодых, среди них много очень грамотных специалистов. Но современный специалист, особенно в такой высокотехнологичной сфере, как наша, должен быть не только грамотным, но и инициативным. Тогда можно рассчитывать на успех.

Основные публикации и патенты Е.И. Суздальцева за последние годы

1. Пивинский Ю.Е., Суздальцев Е.И. – Кварцевая керамика и огнеупоры. М.: Изд-во «Теплоэнергетик», т.1, 2008 г.-670с.

2. Пивинский Ю.Е., Суздальцев Е.И. – Кварцевая керамика и огнеупоры. М.: Изд-во «Теплоэнергетик», т.2, 2008 г.-458с.

3. Суздальцев Е.И. Научные и практические основы получения высокоплотной кварцевой керамики. – серия из 6 статей, «Новые огнеупоры» - 2005г., №№ 8; 9; 10; 11; 2006 г. №№; 2.

4. Суздальцев Е.И. Свойства кварцевой керамики. – серия из 6 статей, «Огнеупоры и техническая керамика» - 2008 г., №№1; 3; 6; 8; 11-12; 2009г. №7-8.

5. Суздальцев Е.И. Новое направление в области синтеза высокотермостойких, радиопрозрачных стеклокристаллических материалов. ИФЖ, 2001г., т.74 №6.

6. Суздальцев Е.И. Радиопрозрачные, высокотермостойкие материалы ХХI века. «Огнеупоры и техническая керамика», 2002г. №3.

7. Суздальцев Е.И., Харитонов Д.В., Анашкина А.А. Исследования по синтезу и разработка радиопрозрачного стеклокерамического материала с управляемой диэлектрической проницаемостью. – серия из 4 статей – «Новые огнеупоры», 2010г., №6; №7; №8; №9.

Патенты по способам получения стеклокерамических, радиопрозрачных материалов и изделий на их основе: №№2170715, 2001г; 2209494, 2003г.; 2222504, 2004г.; 2222505, 2004г.; 2257292, 2005г.; 2267837, 2006г.; 2272004, 2006г.; 2305078, 2007г.; 2326094, 2008г.; 2366637, 2009г.; 2385849, 2010г.; 2416578, 2011г.

Интервью провел и подготовил для публикации кандидат филологических наук,

доцент М.И. Никитин.