Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Люди практической науки

19.08.2012

«Настоящая наука требует времени и кропотливости…»

Интервью с Сергеем Викторовичем Паниным – исполняющим обязанности заместителя начальника Геленджикского центра климатических испытаний (ГЦКИ) ВИАМ им. Г.В. Акимова по научной работе.

Интервью с Сергеем Викторовичем Паниным – исполняющим обязанности заместителя начальника Геленджикского центра климатических испытаний (ГЦКИ) ВИАМ им. Г.В. Акимова по научной работе.

«Во мне открылась любовь к техническому оборудованию…»

Я всю жизнь прожил в Геленджике, кроме студенческих лет, когда учился в Курске, в Государственном техническом университете. Хотя быть «технарём» поначалу не собирался, хотел получить образование юридическое или экономическое. И опять-таки не потому, что душа к этому сильно лежала, а просто модно было в то время, в 1990-е, на юристов-экономистов учиться, и во многих вузах такие кафедры открывались. В общем, был я такой молодой человек, который толком не знал, что ему надо. Таким людям обычно окружающие разные советы дают. И мой дядя дал мне совет: зачем, говорил, тебе юристом быть, всю жизнь в чужих делах копаться? А есть, говорил, такая хорошая специальность, с которой ты всю жизнь в чистом белом халате ходить будешь. Специальность эта – пищевое производство, которое в каждом городе имеется, так что без работы ни в коем случае не останешься…

Так я поступил в Курский технический университет на специальность «Машины и аппараты пищевых производств». Хотя в дипломах нас позже обозначили как инженеров-механиков, но больше готовили как конструкторов. Тогда-то во мне и открылась любовь к техническому оборудованию, стало интересно разбираться, что оно может, на что способно.

После окончания университета устроился на одно пищевое производство. Работало оно как-то странно, и через некоторое время стало понятно, что его целенаправленно разваливают. Были там станки, не новые, 20 лет назад сделанные, но в очень хорошем состоянии – потому что фактически не работали. Директор хотел их продать, Пришёл один человек, предложил свою цену. Цена директора не устроила, и он сказал: «Лучше режьте их на металлолом». Тогда это была частая практика, благо Новороссийский порт под боком, и немало металла в те годы ушло через него в Турцию.

А у меня сердце кровью облилось: как же так, хорошее оборудование, могло бы долго работать, а его – на металлолом, чтобы сиюминутные деньги получить!

С высшим образованием год я там проработал фактически подмастерьем, сварщикам шланги сматывал, отбойным молотком стены сносил. Меня, однако, обнадеживали, говорили, подожди, скоро мы тебя механиком сделаем. Но, в конце концов, до меня дошло, и я спросил, чисто риторически, сначала у себя самого, потом у руководства: «А, собственно, механиком чего именно я буду?». Они же всё оборудование распродали… В общем, ушел я оттуда.

Обратился в Центр занятости в Геленджике, заполнил анкету, оставил телефон. Через три дня звонят и предлагают работу в Геленджикском центре климатических испытаний ВИАМ, инженером-механиком. Что такое ВИАМ, думаю? Пришел на собеседование. Сразу удивили аккуратно подстриженные газоны, работающие поливальные системы – притом, что стройка идет, а этот четырехэтажный, с подвалами, Лабораторно-исследовательский корпус, в котором мы сейчас находимся, тогда только из-за забора высовывался. Дело было в 2005-м году. Только потом я узнал, что в начале двухтысячных, когда было принято решение о создании Геленджикского филиала ВИАМа и началось его строительство, это была единственная масштабная стройка в стране, больше ничего не строилось. Только ремонт шёл.

Когда на собеседовании в моем дипломе увидели дисциплины «Материаловедение» и особенно «Коррозия металлов», то сказали: «Добро пожаловать!».

«Наша работа – государственной важности…»

Меня приняли в научное подразделение ГКЦИ инженером первой категории, через три года стал ведущим инженером по металлическим материалам, а в 2011-м был назначен исполняющим обязанности заместителя начальника ГКЦИ по научной работе.

У нашего филиала, как и у ВИАМа в целом, богатая история. Первые коррозионные и климатические испытания авиационных материалов в стране стали производиться в 1925 году в Севастополе под руководством Г.В. Акимова, впоследствии начальником лаборатории ВИАМ и члена-корреспондента Академии наук. Сейчас наш Центр носит имя Г.В. Акимова. ВИАМ активно проводил натурные климатические испытания со дня своего основания в 1932 году.

Первый пункт в лично моих обязанностях – обеспечение выполнения тематического плана Института. В первую очередь, мы выполняем государственные контракты, причем все работы должны производиться в срок и на должном уровне. Вообще, испытание материалов в разных климатических средах, в том числе под нагрузками – приоритетнейшее направление материаловедения. Надо точно знать, как будет вести себя тот или иной материал со временем, под воздействием нагрузок, климатических и других эксплуатационных факторов. Только тогда можно с научной основательностью сказать, как себя будут вести отдельные детали и конструкции в целом. Наша работа – государственной важности.

Исследование материалов, которые применяются в авиации и других высокотехнологических отраслях, это не какая-то сиюминутная потребность, а долговременная стратегия. Настоящая наука требует времени и кропотливости. Никакие частные предприятия этим заниматься не будут, да и возможностей не имеют. Что показывает мировая практика? Вот, в распоряжении США имеются около 150 климатических испытательных станций, в разных зонах – от жаркого сухого климата Сахары до холодного антарктического. В России климатических станций разного масштаба едва ли полтора десятка. Наш Центр – крупнейший, он создан по инициативе и в решающей роли благодаря усилиям Генерального директора ВИАМ, академика Евгения Николаевича Каблова. Систему таких центров и дальше надо развивать, если государство хочет, чтобы устойчиво развивалась наука и практика отечественного материаловедения. 10-15 лет назад надежд на это почти не было, потом развал стали преодолевать, но дел впереди еще очень много.

Чем хорош для такой работы мой родной Геленджик? Родной то он родной, но чисто по-человечески мне этот климат не очень-то нравится. Зато с точки зрения профессиональной, материаловедческой – готовая испытательная лаборатория. Полгода лето, полгода осень, сильное воздействие морской влаги, солнечная радиация, преобладающие ветры – северо-восточные, их скорость часто превышает 10 метров в секунду, это как новороссийская бора. Шторма такие, что дельфинов на берег выбрасывает, брызги соленые на десятки метров летят. Влияние природы очень наглядное. Место наше, конечно, красивое, курортное, люди приезжают сюда отдыхать. Но и без природных катаклизмов не обходится. Всем памятны ливневые дожди 6-7 июля этого года, когда за событиями в наших местах следила вся страна. Но не все помнят, например, о зимних ураганных ветрах, в частности, 7-8 февраля 2012 года, когда на нашей метеостанции стальную мачту к земле пригнуло…

Сейчас на территории Центра испытывается свыше 3500 образцов разных материалов, и в таких разнообразных условиях их свойства проявляются очень наглядно. Используем более ста единиц научного оборудования. Некоторые испытания продолжаются десятки лет. Обратите внимание, как наши образцы расположены на стендах – под углом в сорок четыре с половиной градуса, соответственно географической широте, чтобы интенсивность солнечного облучения была максимальной.

Условия испытаний должны быть не только предельно приближены к природным, но, по возможности, именно природными. Вот похожий на саркофаг прибор, который называется «Камера морского тумана», где материалы испытываются в солёной среде и при повышенной температуре. Вообще-то он называется «Камера солевого тумана», потому, что при испытаниях вдали от моря используют просто соленую воду. Но у нас-то море под боком, в двадцати метрах! Поэтому используем именно морскую воду, чтобы достоверность результатов была выше. Словом, мы одновременно чувствуем себя и естествоиспытателями, потому что ежедневно имеем дело с силами природы, и экспериментаторами, потому что наша работа позволяет определить, как себя ведут в природе материалы, созданные человеческим умом и руками.

Из сказанного понятно, что наш научный Центр – предприятие совершенно особое. Он работает с 2009 года, включает в себя атмосферно-испытательный полигон, лабораторно-исследовательский, научно-инженерный, хозяйственные корпуса и другие сооружения. Мы ведем комплексные испытания на коррозию, старение металлических и полимерных материалов в условиях приморского климата и в морской среде. Отрабатываем и проверяем способы и средства защиты от коррозии и старения, определяем стойкость конструкций и изделий из разных материалов. Очень важная часть нашей работы – установление обоснованных сроков службы технических изделий с учетом климатических районов их эксплуатации.

Мы располагаем всеми техническими возможностями для проведения полномасштабных исследований для оценки высокотехнологичной продукции. Конечно, главная наша задача – исследование материалов, разработанных в ВИАМе. Поддерживаем самые тесные контакты с лабораторией, которая занимается проблемами коррозии и защиты металлов. Там, в частности, работает Светлана Алексеевна Каримова, которая руководит диссертационными работами некоторых наших молодых сотрудников. И с лабораторией, которая занимается исследованиями неметаллических материалов, у нас тесные контакты, там работает Сергей Львович Баротько. И он, и Светлана Алексеевна, и другие коллеги из Москвы – опытнейшие исследователи, которые оказали и продолжают оказывать нашему Центру большую поддержку.

Мы также завязываем контакты с другими организациями, например, с АвтоВАЗом, который заинтересовался проверкой своих изделий на коррозийную стойкость. Сотрудничаем с Санкт-Петербургским научным центром «Прометей». Если ВИАМ – лидер в авиационном материаловедении, то «Прометей» – в материалах, которые производятся для судостроения. В наших ближайших планах – создание стенда, на котором будет имитироваться эксплуатация судовой арматуры и трубопроводов в условиях движущейся морской воды. Стенд будет создан именно здесь, в Геленджике, потому что на Балтике и вода не такая соленая, и климатические условия не такие разнообразные, как у нас.

Укрепляем контакты с другими партнерами – с «Авиадвигателем», с КБ «Сухой», с Таганрогским авиационным научно-техническим комплексом имени Бериева. Надеемся, этот список будет продолжаться.

И условия для испытаний материалов создаём и будем создавать новые. Например, тропиков в России нет, но наша техника должна работать и в тропических условиях. Поэтому скоро у нас будет испытательный стенд с имитацией тропических условий – температуры, влажности, даже бактериальной среды, ведь бактерии на технику тоже влияют. Это называется «испытания на биоповреждаемость». Кроме натурных, проводим ускоренные испытания материалов, подвергая их усиленным нагрузкам. Это настоящая «машина времени», при помощи которой за несколько дней можно, с известной долей точности, определить, как материалы будут вести себя под воздействием агрессивной среды и нагрузок в течение недель и даже месяцев. Но и неразрушающим контролем занимаемся, диапазон методов исследования у нас велик.

«Своей работой довольны те, кто видит ее результаты…»

Суть нашей деятельности – получение достоверных сведений о свойствах материалов в ходе их эксплуатации. Научные факты – вещь доказательная. Вот, разработали в ВИАМе антикоррозионную пасту, и мы провели ее испытания. И выяснили, что поверхность, сначала покрытая этой пастой, а потом покрашенная, через полтора года имела коррозионные поражения на 10-15 %, а на поверхности без использования этой пасты коррозия «съела» больше 80 %. Это называется достоверный научный факт. А не реклама какой-нибудь краски, предлагающая красить «прямо на ржавчину». Не может такого быть. Верить такому, конечно, хочется, ведь тебе обещают хорошее, но без опыта верить нельзя. А опыт – это уже не вера, а знание, которое, как известно, сила.

Особенно приятно, когда новые знания получают опытным путем молодые исследователи. Недавно в нашем Центре состоялась Международная молодежная научно-техническая конференция «Новые материалы и технологии глубокой переработки сырья – основа инновационного развития экономики России». Приятно было слушать доклады молодых ученых. Вообще, любые мероприятия, проходящие в нашем Центре – это в первую очередь опыт.

Моим товарищам и мне самому нравится работать здесь, потому что видны реальные результаты труда. И для молодежи, которой у нас в Центре много, это особенно ценно. Материаловеды и конструкторы приходят к нам со своими проблемами, мы ищем пути решения, ставим эксперименты – и получаем необходимую, причем научно обоснованную информацию. Так и должны работать в контакте конструкторы, эксплуатационники и материаловеды, тогда и работа будет приносить удовольствие, потому что своей работой довольны те, кто видит ее результаты. Мы не работаем «в стол», думая, что наши результаты оценят потомки. То есть, может, конечно, и оценят, хочется верить. Но только на это рассчитывать нельзя – у потомков своих дел хватит, как хватает их у нас.

Основные публикации и проекты С.В. Панина за последние годы

«Применение лакокрасочных покрытий для ремонта строительных конструкций, эксплуатирующихся в жестких климатических условиях». Статья на сайте viam.ru.

«Натурные испытания настенных кондиционеров в эксплуатационных условиях атмосферы ГЦКИ ВИАМ им. Г.В. Акимова». Статья на сайте viam.ru.

«Исследование коррозионной стойкости нержавеющих сталей в условиях умеренно теплого климата». Статья на сайте viam.ru.

«Климатические испытания конструкций в условиях, максимально приближенных к эксплуатационным». Выступление на Международной молодежной научно-технической конференции «Новые материалы и технологии глубокой переработки сырья – основа инновационного развития экономики России», Геленджик, 10-12 июля 2012 г.

«Спектр испытаний под открытым небом». Статья в инженерной газете «Индустрия», 2011г.

«Коррозионное поведение алюминиевых сплавов различных систем и композиционных материалов на их основе при многолетних испытаниях в умеренно-теплом приморском климате" (Выступление на конференции «Материалы и технологические процессы в гидроавиации», Геленджик, 2010 г.)

«Применение расчетных методов определения скорости коррозии для оценки коррозионной агрессивности атмосферы». Журнал «Коррозия: материалы, защита» №5, 2010.

НИР «Исследование воздействия атмосферных факторов и механических статических и циклических нагрузок на работоспособность конструктивных образцов и узлов конструкций из металлических и комбинированных материалов в лабораторных и натурных климатических условиях, в том числе при постановке напряженного крепежа».

НИР «Исследование поведения материалов в элементах конструкций авиационной техники, изготовленных с применением ПКМ и систем ЛКП, в условиях умеренно теплого климата».

НИР «Исследование климатической стойкости и теплового ресурса неметаллических материалов и конструктивно подобных образцов, в том числе под нагрузкой, в условиях умеренно теплого климата и морской среды».

Интервью провел и подготовил для публикации кандидат филологических наук, доцент М.И. Никитин