Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Люди практической науки

07.11.2011

Алексей Луценко: «Невозможно что-то успешно делать, если не пропускаешь это через себя…»

Алексей Николаевич Луценко – кандидат технических наук, руководитель одного из важнейших подразделений Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов – Управления «Подготовка научных кадров и координация НИР и НИОКР в области наноматериалов и нанотехнологий». Автор 70 публикаций, имеет 3 патента на изобретения. А.Н. Луценко – высококвалифицированный специалист в области исследования и разработки защитных и упрочняющих покрытий различного назначения, формируемых методами физического осаждения из паровой фазы и новыми методам с применением нанотехнологий, основанными на взаимодействии высокоэнергетичных и низкоэнергетичных ионных пучков заряженных частиц с поверхностью твердого тела. В этой области ВИАМ заслуженно считается одним из лидеров.

С 1988 года А.Н. Луценко ведет активную научно-преподавательскую работу, он ученый секретарь, доцент кафедры «Авиационное материаловедение», возглавляемой академиком РАН, профессором Е.Н. Кабловым в МАТИ – РГТУ им. К.Э. Циолковского, является руководителем уже 20 дипломных работ.

Но это, так сказать, «объективка», факты и мнения о молодом ученом его коллег и товарищей. А вот что Алексей Николаевич сам рассказывает о себе, своей жизни и работе.

Алексей Николаевич Луценко – кандидат технических наук, руководитель одного из важнейших подразделений Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов – Управления «Подготовка научных кадров и координация НИР и НИОКР в области наноматериалов и нанотехнологий». Автор 70 публикаций, имеет 3 патента на изобретения. А.Н. Луценко – высококвалифицированный специалист в области исследования и разработки защитных и упрочняющих покрытий различного назначения, формируемых методами физического осаждения из паровой фазы и новыми методам с применением нанотехнологий, основанными на взаимодействии высокоэнергетичных и низкоэнергетичных ионных пучков заряженных частиц с поверхностью твердого тела. В этой области ВИАМ заслуженно считается одним из лидеров.

С 1988 года А.Н. Луценко ведет активную научно-преподавательскую работу, он ученый секретарь, доцент кафедры «Авиационное материаловедение», возглавляемой академиком РАН, профессором Е.Н. Кабловым в МАТИ – РГТУ им. К.Э. Циолковского, является руководителем уже 20 дипломных работ.

Но это, так сказать, «объективка», факты и мнения о молодом ученом его коллег и товарищей. А вот что Алексей Николаевич сам рассказывает о себе, своей жизни и работе.

«Физику я долго не понимал…»

– Вот они, наши нанообъекты, в большом увеличении. Интересно, правда? Удивляет не только то, что видишь нечто недоступное глазу или большинству микроскопов, да обычно и пониманию человека. Посмотрите: здесь явно угадываются знакомые предметы! Вот словно разрезанная пополам слива, тут контуры снежинки, это мякоть апельсина, причем даже с коркой, а здесь – свежий лесной мох или, может, водоросли… И думаешь: неужели в мастерской природы не хватает форм и она повторяется, меняя только масштаб?..

Вообще-то физику я долго не понимал, восьмой класс закончил с девятью тройками, в том числе и по этому предмету.

Учился в физико-математическом классе школы № 1278 при МАТИ, туда нас отобрали пять человек из общеобразовательной школы путем собеседования. Требования были жесткие, как на первых курсах института. В результате по итогам первого полугодия получил пять двоек по базовым предметам, в том числе по физике, математике, химии… Но, видимо, у преподавателей были какие-то надежды, и наш классный, Леонид Борисович Кляйман (он преподавал у нас с пятого класса математику, работал по популярной тогда и, думаю, незаслуженно забытой системе Шаталина), решил: «Надо дать ему шанс!». И передо мной в 15 лет встал выбор «Либо вуз, либо Школа олимпийского резерва».

Дело в том, что я лет с шести сильно увлекался спортом – лыжи, футбол, легкая атлетика, плавание, волейбол: родители определяли меня в спортивные секции при школе. Самым серьезным увлечением были, конечно, лыжи. Бегал за «Трудовые резервы», в 13 лет выполнил норму кандидата в мастера спорта. Словом, выбирать было из чего, и такая проблема выбора впоследствии возникала не раз. В таких жизненных случаях, как я давно понял, важна мотивация, целеустремленность в достижении намеченного, надо понять, к чему стремишься. И отец, и деды меня этому учили, то есть не то, чтобы учили, а своей жизнью пример подавали.

В общем, выбрал. Пришлось чуть «подвинуть» спорт (тогда зимой я ежедневно пробегал на лыжах по 30-50 километров, летом катался на лыжероллерах). Но совсем спорт не бросил.

МАТИ – вуз, который и сейчас так называют, аббревиатура означает «Московский авиационный технологический институт», но официальное теперешнее название – «МАТИ» – Российский государственный технологический университет имени К.Э. Циолковского. С богатой историей учебное заведение, в тридцатые годы прошлого века здесь Дирижаблестроительный институт был…

 «Везло на людей по жизни …»

– Закончил физико-математическую школу, подал документы в МАТИ. На физику не прошел, недоставало полбалла, поступил на материаловедение. К себе на кафедру «Металловедение и термическая обработка материалов» (МиТОМ) меня взял член-корреспондент РАН Александр Анатольевич Ильин, сейчас он академик РАН. Вообще мне везло и везет на людей по жизни. Очень важно, чтобы встречались и такие люди, у которых можно чему-то научиться по жизни, и такие, которым от себя что-то можешь дать.

Поскольку в физико-математической школе мы получили серьезную закалку, я подумал, что первые два курса смогу пройти, что называется, «на багаже». И тут же был наказан за легкомыслие: в сессию схватил две двойки, понял, что расслабляться в жизни никогда нельзя. На третьем курсе группа выбрала меня старостой – не могу сказать, что сильно этого хотел, но понял, что это такое – работать с людьми. Это тоже надо уметь и вкус к этому должен быть, если чего-то добиться хочешь.

В магистратуре нам стали давать возможность самостоятельно вести научную работу, т.е. ставить проблемные темы в области металло- и материаловедения по направлениям кафедры МиТОМ. Ильин собрал всех, темы ребятам по очереди объявил, но моей фамилии не назвал. Потом спрашивает: «Вопросы есть?». Я, конечно, поинтересовался, что со мной будет. «А вас я беру к себе», – сказал Ильин. Он имел в виду научное руководство магистерской диссертацией.

Тема этой диссертации была связана одновременно и с компьютерным моделированием, и с медициной, и с материаловедением. Нужно было разработать конструкцию имплантата для одной бабушки (из Италии), которая сломала шейку бедра. Задача была неординарная для кафедры: разработать конструкцию, подобрать материал и точно определить, как эта конструкция и материал будут работать – причем просчитать все на компьютере с использованием конечно-элементного анализа. А сколько вопросов на защите задавали! И по делу, и просто, чтобы дискуссия веселее шла. Спросили, например, можно ли имплантат выдержать нагрузку 10 000 ньютонов? Может, отвечаю, даже если прыгнуть без парашюта и приземлиться на одну ногу…

С рекомендацией ГАК меня зачислили в аспирантуру МАТИ.

Это был 1998 год. Отбор был суровый, и не только при поступлении в аспирантуру. И в самом институте требования были жесткие, и жизнь в 1990-х такая была, что одной наукой не прокормишься. С моих институтских времен сейчас двадцать лет прошло, и если на первом курсе нас было 250 человек, то сейчас по специальности работают буквально единицы, несколько процентов. Большинство отсеивалось – кто в банк, кто менеджером, кто маркетологом, кто в связь, кто еще куда. Скрывать не стану, было дело – и сам бизнесом занимался, еще в институте…

В аспирантуре МАТИ занимался исследованиями всех материалов, которые проводились по кафедре (стали; алюминиевые, никелевые, магниевые, циркониевые и титановые сплавы, фольги; ионно-плазменные покрытия авиационного назначения и материалы медицинского назначения). В конце концов, выбор пал на покрытия, тема моей диссертационной работы – «Закономерности формирования текстуры и остаточных напряжений в ионно-плазменных покрытиях», ведущим предприятием стал НИАТ (Национальный институт авиационных технологий). Цель была – определить закономерности формирования фазового и химического составов, текстуры, остаточных напряжений в зависимости от служебных свойств. Очень я благодарен своим научным руководителям, так как работа была на стыке специальностей металловедение и порошковая металлургия, а также оппонентам, которые внимательно изучили диссертацию. Замечаний было много, но все по делу, им хотелось, чтобы работа получилась качественная, а не просто «проходная».

Потом переводом меня пригласили в ВИАМ – правда, сначала не по профилю. Но серьезный уровень этого института я знал и понял, что в жизни начинается важный период – хотя бы потому, что при поступлении на работу со мной проводил собеседование академик РАН Иосиф Наумович Фридляндер, легенда нашей науки и практики, при жизни его называли «королем алюминиевых сплавов».

«Делать дело, которое считаешь своим…»

Через несколько месяцев удалось перейти в профильную лабораторию, стал заниматься защитными и упрочняющими покрытиями для лопаток газотурбинных двигателей. Еще со школы понял, как это важно – делать именно то дело, которое считаешь своим, которое интересно. Только тогда толк будет.

Что и говорить, за последние десятилетия проблем в науке накопилось – и в академической, и вузовской, и отраслевой. И все-таки отраслевая наука сейчас, считаю, развивается более активно, у нее есть инновационный потенциал. Взять хотя бы наш ВИАМ – если в 2003 году здесь было всего два кандидата наук в возрасте до 33 лет, то сейчас это самый молодой институт в отрасли, средний возраст научных сотрудников примерно сорок четыре с половиной года. Молодежь ценит то, что в отраслевой науке ты работаешь не «на полку», а на реальную практику. Говорю об этом потому, что имею опыт не только научной, но и руководящей работы, продолжаю преподавательскую деятельность в МАТИ доцентом кафедры «Авиационное материаловедение».

В ВИАМе занимал разные должности – ведущий инженер, начальник сектора… В 2008 году как-то вечером после работы поехал за автокреслом для маленькой дочери. Звонят: «Вас приглашает генеральный директор!». Вернулся, вхожу в приемную, там народ, захожу к генеральному директору, академику Евгению Николаевичу Каблову. Он мне говорит: «Предлагаем Вам возглавить Испытательный центр».

Вот – опять выбор! Предложение серьезное, ведь Испытательный центр занимается не каким-то одним видом исследований и испытаний материалов, а буквально всей продукцией института, это своего рода контролирующее подразделение в части служебных и паспортизуемых характеристик материалов. Не только наука, но и сертификация. Получается – мне, разработчику, предложили возглавить проверяющее подразделение! Отказываться не стал, спросил только, будет ли возможность заниматься научной работой … Дел  в Испытательном центре с самого начала хватало, но и наука в накладе не осталась – тогда за неполных два года нам удалось поставить 14 тематических работ, подготовить и начать реализацию трех инвестиционных проектов в рамках федеральных целевых программ.

В мае 2010 года Евгений Николаевич Каблов предложил мне сформировать новое подразделение в институте, которое должно было заниматься координацией НИР и НИОКР в области наноматериалов и нанотехнологий, поскольку ВИАМ является головной организацией отрасли по направлению «композитные наноматериалы».

«Мы достигли точки осознания…»

Нанотехнологии и наноматериалы – тема, которая стала особенно популярной несколько лет назад. Но одно дело – массовый интерес, «мода», и другое – серьезные планомерные разработки. Есть специальная кривая, которая описывает отношение общества и государства к новым важным научным направлениям. Считаю, что точку «пикового интереса» мы прошли 2-3 года назад, тогда о «нано» не говорил и не писал только ленивый. Сейчас настал момент, который называется «точкой осознания» – и ученые, и в правительстве ясно понимают и осознают, насколько важным – стратегически! – является для страны это направление. Если кто-то думает, что «нано» выскочило, как чертик из табакерки, совсем недавно – это типичная ошибка массового сознания. Об этих объектах размерами в ангстремы, десять в минус девятой степени метра, ученые знают уже 80 лет. Но работать с ними по-настоящему, создавать материалы с принципиально новыми свойствами, научились и продолжают учиться только сейчас. Это материалы не только для авиапрома, но и для других отраслей развития экономики страны – от электроники и космоса до строительства и медицины. Надо понимать: мы переходим к новому технологическому укладу в истории цивилизации, шестому по счету. Для сравнения и понимания важности этих укладов скажу, что одним из первых было, например, широкое использование паровых двигателей, которое в XIX веке преобразило промышленность и всю жизнь людей. Еще одним укладом впоследствии стал массовое использование электродвигателей, так что масштаб этих шагов для человечества, думаю, понятен…

Что касается «нано», то опыт такой работы ВИАМ имеет с 2007 года. Под руководством Генерального директора в нашем институте была сформирована группа по нанотехнологиям и общеакадемическая программа по наноматериалам. Нам не просто интересно заниматься этим научным направлением – мы знаем, насколько оно важно для будущего.

С 26 по 28 октября 2011 года в Московском Экспоцентре состоялся очередной Международный форум по нанотехнологиям. На нем было представлено немало радующей информации о развитии нашего направления. Но звучали и тревожные ноты, в частности, в докладе генерального директора РОСНАНО А.Б. Чубайса. Сейчас человечество находится на пределе имеющихся возможностей развития – и в плане роста населения (шутка ли, семь миллиардов!), и использования ресурсов, которые не восполняются, и энергопотребления, не говоря уже о загрязнении окружающей среды. Как развиваться дальше – проблема, которую не решить без новых наноматериалов и нанотехнологий. И мы должны дать ответ на эти вызовы времени.

Основные публикации и проекты А.Н. Луценко за последние годы

Статьи в журналах и сборниках
«Перспективы применения ионно-плазменных покрытий для титановых сплавов. Наноструктурные ионно-плазменные защитные и упрочняющие для лопаток газотурбинных двигателей» – Научно-технический сборник «Авиационные материалы и технологии», выпуск «Перспективы развития  и применения титановых сплавов для самолетов, ракет, двигателей и судов», 2007.
«Ионно-плазменные защитные покрытия для лопаток газотурбинных двигателей» – журнал «Металлы» РАН №5, 2007.
«Ионная обработка поверхности титановых сплавов» – «Авиационные материалы и технологии. Научно-технический сборник. Выпуск №3», 2008.
«Ионно-плазменные коррозионностойкие покрытия для деталей машин» – Сборник Международной научно-практической конференции «Современные методы и технологии защиты от коррозии», 2008.
«Перспективные ионно-плазменные защитные и упрочняющие наноструктурные покрытия для лопаток ГТД» – V Российская ежегодная конференция молодых научных сотрудников ИМЕТ им. А.А. Байкова РАН, 11-13 ноября 2008г.
«Характер разрушения конструкционных сталей с покрытиями» – «Вопросы материаловедения», 2009, № 4(60)
«Исследование свойств нано-слойных эрозионностойких покрытий на основе карби-дов и нитридов металлов» – Журнал «Металлы» РАН №4 2011
Ion-plasma Protective Coatings for gas-Turbine Engine Blades – Russian Metallurgy, Vol.2007, № 5.

Тезисы докладов
«Повышение коррозионной стойкости крепежных и других деталей ГТД путем применения ионного модифицирования» – Сборник 7-ой Международной выставки и научной конференции по гидроавиации «Гидроавиасалон-2008»
«Разработка технологии защиты стальных лопаток компрессора и других деталей ГТД во всеклиматических условиях» – Сборник 7-ой Международной выставки и научной конференции по гидроавиации «Гидроавиасалон-2008».
«Перспективные нанослойные покрытия для стальных и титановых лопаток ГТД» – Одиннадцатый между-народный салон «Двигатели 2010». Сборник тезисов, Научно-технический конгресс по двигателе-строению, Москва 15,16 апреля 2010

Учебные пособия
«Управление качеством ионно-плазменных покрытий» – Учебное пособие по специальности  071000 «Материаловедение  и технология  новых  материалов» МАТИ, 2007

Авторские свидетельства, патенты
«Способ обработки поверхности металлического изделия»
«Установка для нанесения защитных покрытий».

Интервью провел и подготовил для публикации кандидат филологических наук, доцент М.И. Никитин