Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Люди практической науки

17.05.2018

ВИАМ – ударная сила!

Интервью с начальником лаборатории неразрушающих методов контроля ВИАМ, кандидатом технических наук Александром Генераловым.

Интервью с кандидатом технических наук, начальником лаборатории неразрушающих методов контроля Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов Александром Сергеевичем Генераловым. Прежде чем стать руководителем лаборатории, молодой ученый около восьми лет посвятил акустическим методам выявления дефектов.

Александр Сергеевич, какие цели Вы перед собой ставили, придя в ВИАМ?

В ВИАМ я пришел осенью 2008 года, будучи студентом пятого курса НИУ «МЭИ». Но об институте узнал раньше: как-то увидел по Первому каналу программу «Ударная сила», посвященную ВИАМ, и подумал, что было бы здорово там работать! В интервью Генеральный директор ВИАМ, академик РАН Евгений Николаевича Каблов подробно и, как говорится, с искрой рассказывал, чем занимается и как живет институт, о современном оборудовании лабораторий, о возможностях, которые дает ВИАМ своим сотрудникам. Речь Евгения Николаевича меня впечатлила. Особо запомнилась фраза о том, что в будущем у института будет все – и деньги, и работа, и оборудование, а ключевым станет вопрос подготовки квалифицированных кадров. Тогда для себя я понял, что хотел бы стать тем самым необходимым «кадром» – чтобы в будущем у ВИАМ было все.

Так состоялось мое первое заочное знакомство с институтом. Плотный учебный график не позволял всерьез размышлять о работе, но когда после военных сборов возник вопрос трудоустройства, я, не раздумывая, позвонил в ВИАМ.

И ВИАМ решил взять молодого специалиста без опыта работы?

Именно. Позже я узнал, что в институте действует целая программа подготовки и поддержки молодых ученых и специалистов, начиная в прямом смысле слова со школьной скамьи: конкурс для выпускных классов «Материаловед будущего», различные курсы повышения квалификации, своя магистратура с аспирантурой и многое другое. А в лаборатории, куда я пришел, работали несколько студентов Московского государственного вечернего металлургического института (МГВМИ), и после работы они ездили на учебу. Получая диплом, вчерашние студенты уже имели хороший опыт и были готовыми специалистами.

А как Вы оказались в лаборатории неразрушающих методов контроля?

В отделе кадров ВИАМ поинтересовались, чем бы я хотел заниматься. К тому времени я ознакомился с информацией на сайте и имел некоторое представление о деятельности института. Я назвал несколько интересующих меня направлений, в числе которых оказался и неразрушающий контроль. Через несколько дней мне сообщили, что готовы зачислить на должность инженера в лабораторию неразрушающего контроля. Надо сказать, что эта тема входит в базовый курс моей специальности, и на четвертом курсе я сдавал по ней госэкзамен. Конечно, тогда я не мог предположить, что буду заниматься именно этим направлением, да еще в таком крупном научном центре.

Чем интересен неразрушающий контроль? Это область, которая охватывает почти все отрасли промышленности, ведь без контроля не обойтись. А обнаруживая недопустимые дефекты при контроле деталей и элементов конструкций воздушных судов, мы гарантируем, что дефектную деталь не установят на самолет и ее разрушение не станет причиной катастрофы.

После собеседования меня направили в сектор акустических методов контроля под руководством Михаила Альбертовича Далина. Считаю, что мне повезло работать с ним. Михаил Альбертович не просто грамотный специалист, которого знают на предприятиях отрасли и с чьим мнением считаются, он замечательный человек, отзывчивый и неравнодушный, хороший учитель, мудрый руководитель и наставник. Тогда в секторе Далина работало четыре человека, сейчас же – восемь, многих Михаил Альбертович, как и меня, воспитал от инженеров до ведущих инженеров и научных сотрудников. Работая в его секторе, я стал кандидатом технических наук. Отчасти мой успех состоялся благодаря ему.

Какие задачи Вы ставили перед собой в кандидатской работе?

Моя диссертация была связана с оценкой прочностных свойств полимерных композиционных материалов ультразвуковым методом. Ставилась задача разработать методики оценки степени накопления микроповреждений и определения снижения прочностных характеристик углепластиков, вызванного этими микроповреждениями в деталях и элементах конструкций без их разрушения. Мы эту проблему успешно решили, хотя ряд вопросов остался. В частности, как полностью «отстроиться» от мешающих факторов при обработке акустических сигналов и по максимуму использовать полезную информацию, содержащуюся в них. Работу я выполнял под началом доктора технических наук Виктора Васильевича Мурашова (он был моим непосредственным научным руководителем) и Михаила Альбертовича Далина. Защита успешно состоялась в стенах Научно-исследовательского института интроскопии 16 декабря 2015 года.

Вы ведь еще успевали учиться?

Да, параллельно с работой над кандидатской диссертацией я учил английский язык и получал второе высшее образование по экономике. Это был очень не простой для меня период, на сон  времени толком не оставалось. Но, как говорится, специалист растет под нагрузкой.

Помимо учебы и работы над диссертацией, эти годы запомнились первыми выступлениями на профильных конференциях, особенно зарубежных. Помню первый доклад на Международной конференции по неразрушающему контролю и технической диагностике в Словении в 2013 году –  волнение перед первым в жизни выступлением на неродном языке, чувство ответственности за институт, за страну, которые ты представляешь на международном уровне. Подобные мероприятия – ярчайшие события для любого молодого специалиста.

Удается ли применять полученные навыки в повседневной работе?

Конечно. Знание иностранного языка позволяет читать зарубежную профессиональную литературу, делать переводы статей и тезисов докладов. Знания в области экономики помогают при взаимодействии с отделами и службами института, при подготовке различных отчетов и форм. Я убежден, что лишних знаний не бывает.

В ВИАМ Вы работаете без малого десять лет…

Да. Почти восемь лет, до 2016 года включительно, я работал в секторе акустических методов, специализировался на контроле деталей и элементов конструкций из полимерных композиционных материалов (ПКМ). До прихода в ВИАМ я, конечно, знал о существовании таких материалов, но работал в основном с металлами. Здесь же я предметно познакомился с различными типами неметаллических материалов, технологиями их производства, видами дефектов, возникающих в них в процессе производства и эксплуатации. Вместе с технологами и специалистами лабораторий-разработчиков материалов часто приходилось изготавливать образцы с искусственными дефектами для отработки методик контроля. Начинали с довольно простых – плоских образцов, постепенно совершенствовали навыки, чтобы получать более сложные конструктивно-подобные образцы. Результаты неразрушающих исследований этих образцов закладывались в основу будущих методических материалов, технологических рекомендаций и инструкций, отраслевых стандартов, которые успешно внедрены и продолжают внедряться на предприятиях отрасли.

Примерно год я занимал должность заместителя начальника лаборатории по науке, а в этом году состоялся конкурс, после которого я стал начальником лаборатории. Безусловно, в этой связи моя деятельность изменилась, добавилось много административных функций. Раньше я составлял план работы для себя и небольшой группы специалистов, выполняя тематические и договорные работы, сейчас же необходимо планировать работу коллектива из 26 человек.

За эти годы в лаборатории появилось новое оборудование, и сегодня мы оснащены по последнему слову техники: автоматизированные установки ультразвукового контроля, современные дефектоскопы, оборудование, реализующее технологию фазированных решеток, рентгеновские аппараты и цифровые детекторы, мобильная лаборатория, которая позволяет нам проводить контроль на выезде, так сказать, «в полях» и многое другое.

Обновился и кадровый состав: приходит много молодежи, причем, как хорошо подготовленные специалисты, имеющие опыт работы, так и выпускники вузов. На мой взгляд, в лаборатории сформировался уникальный коллектив, способный грамотно и оперативно решать поставленные задачи.

Отдельно хочется сказать про подготовку кадров в ВИАМ. В институте широко практикуется наставничество, и за каждым молодым специалистом закрепляется более опытный старший коллега – наставник. Кроме того, руководство доверяет молодым, что дает стимул и добавляет уверенности в работе. Получается настоящая кузница кадров.

Александр Сергеевич, теперь Вам необходимо знать все нюансы методов неразрушающего контроля?

Обязательно. В состав лаборатории входит пять секторов, соответственно по методам контроля – акустическим, рентгеновским, капиллярным, магнитным и вихретоковым, – то есть пять разных направлений, которые необходимо развивать. Да и не только их. Ведь неразрушающий контроль не ограничивается пятью группами методов. И одна из моих сегодняшних целей – углублять практические знания в данной сфере. Процесс обучения не останавливается: приходится вспоминать физику, много дополнительно читать, вникать и детально разбираться в каждом методе.

Конечная цель неразрушающего контроля – обнаружить все дефекты в объекте контроля, а для этого может потребоваться последовательное использование нескольких методов. А у каждого – своя область применения и свои ограничения. Есть методы, выявляющие поверхностные и подповерхностные дефекты и не позволяющие заглянуть внутрь объекта контроля. И, наоборот, есть так называемые «объемные» методы, позволяющие проводить контроль всего внутреннего объема материала. Каждый из методов направлен на решение конкретной задачи, универсального нет. Поэтому для выполнения работ по контролю для сторонних организаций часто выезжает целая группа специалистов по разным методам неразрушающего контроля.

А где работать интереснее – в лаборатории или «в полях»?

Командировки на предприятия, конечно, оставляют яркие впечатления. Ведь на производстве есть возможность видеть детали и узлы не только на стадии заготовок и образцов, но и в сборе, непосредственно на готовых изделиях, что дает осознание масштаба нашего дела.

Мне довелось побывать на Казанском авиационном заводе, посмотреть, как собирают наши  сверхзвуковые стратегические бомбардировщики-ракетоносцы, гордость авиации – Ту-160. Когда ты, исследуя настоящий самолет на стапелях, излазишь его вдоль и поперек с дефектоскопом в руках, он становится тебе как родной. А когда его выкатывают из ангара и он взлетает, ты испытываешь чувство гордости за то, что причастен к этому успеху.

Успеваете ли Вы заниматься каким-то делом для души?

Я занимаюсь спортом. Играю в хоккей, люблю скалолазание и в целом активный отдых. Каждый год жду соревнований по волейболу, которые ВИАМ проводит на базе отдыха в Конаково.

Считаю, что в нашей работе важно уметь не только включаться в процесс, но и переключаться, ведь любая серьезная деятельность сопряжена с напряжением и стрессом. Спорт помогает мне снять эмоциональную усталость, взбодриться, заряжает энергией. Конечно, на все времени не хватает. Работе – время!