Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Направления

18.12.2015

Представитель ФМБЦ рассказала о проблемах диспансеризации в России

Приказы Минздрава России №302н и №36ан имеют пересекающиеся цели, но практически не скоординированы и не имеют планов по обучению специалистов.

Треть работающего населения страны - это 25 млн человек - трудятся во вредных условиях, причем их количество каждый год увеличивается. Такие данные привела профессор кафедры медицины труда, гигиены и профпатологии Института последипломного профессионального образования ФГБУ ГНЦ ФМБЦ имени Бурназяна ФМБА России Наиля Мазитова.

Профилактический осмотр в прошлом году прошли только 15,8 млн человек или 63% лиц, работающих на вредном производстве. Это количество становится все меньше, что порождает отрицательную динамику выявляемости профессиональных заболеваний.

А низкий уровень выявляемости в свою очередь создал парадоксальную ситуацию: статистика количества заболевших на производстве в развитых странах при значительно лучших условиях труда на порядки выше, чем в России. Например, уровень производственных заболеваний в России - 6 человек на 10 тыс., во Франции - почти 64, в Германии - более 78 человек.

Не только условия труда влияют на здоровье населения, добавляет Мазитова. Если в таких городах, как Кемерово, большинство жителей работают во вредных условиях, то во многих других регионах на таких же предприятиях задействовано малое число рабочих, или большинство населения работает в непроизводственной сфере.

В целом же на заболеваемость, инвалидность и смертность россиян намного большее влияние оказывает образ жизни, а доля профзаболевания в структуре смертности невелика. Но если посмотреть на динамику заболеваемости взрослого населения, то с 1990-го по 2013 год он вырос в разы, при этом уровень выявляемости профессиональных болезней падает.

Между тем нехватка квалифицированных кадров и старение население делает особенно актуальной следующую проблему: повышенный уровень утраты трудоспособности приходится именно на возраст профессионального расцвета. Решение ее осложняется тем, что вместо единой системы медицинского наблюдения за здоровьем работников имеется разобщение между охраной труда и охраной здоровья, нет связей между социальными партнерами, например, центры профессиональной патологии не финансируются из фондов ОМС.

Серьезной проблемой системы охраны здоровья стали большие временные разрывы и отсутствие преемственности в принятии законов о медосмотрах и диспансеризации. Система обязательных медосмотров и диспансеризации в России, напоминает Мазитова, возникла в 1970-х годах и стала одной из лучших в мире. Однако созданная система была затратной, что возможно только в условиях социалистического общества. В 1990-х годах и далее существовали 15-летние разрывы в принятии новых законов. Как правило, такие провалы приходились на переходные периоды экономики. В настоящее время эти разрыва устраняются - принимается множество приказов по диспансеризации, предпринимаются серьезные действия по выявлению неинфекционных хронических заболеваний.

Сейчас в России в целях профилактики неинфекционных заболеваний Минздравом России приняты два приказа №302н и №36ан, которые имеют во многом пересекающиеся цели.

Разница между ними в том, что 302-й приказ направлен на диагностику профессиональных заболеваний, а 36-й - на выявление хронических неинфекционных заболеваний. Кроме того, различны принципы их проведения. Для представителей промышленной медицины удобнее прохождение профилактического осмотра по месту работы, особенно если работа связана с вредным производством. Такие нормы регламентирует приказ 302н. Приказ 36ан декларирует территориально-участковый принцип, но явка работающего населения на диспансеризацию в поликлиники не слишком высока. В том числе и потому что работодателю проще обеспечить явку на осмотр по месту работы. Между тем объединять усилия территориальных и профессиональных органов по выявлению профзаболеваний в настоящее время невозможно из-за разных источников финансирования, пояснила представитель ФМБЦ имени Бурназяна ФМБА России.

Приказы 302н и 36ан различаются и по целевой аудитории. Первый работает только для профессий с вредными условиями труда, второй направлен на все работающее население. Если бы скоординировать работу этих приказов, можно разделить зоны ответственности. Приказ № 302н подразумевает коллективную ответственность работодателя и медорганизации, где за охват отвечает работодатель. По приказу 36ан за диспансеризацию и охват всегда отвечает медицинская организация. Ответственное лицо в этом случае - руководитель медорганизации, но конкретного специалиста, который отвечал бы за диспансеризацию, нет. А вот в приказе 302н есть врачебная комиссия с председателем - специалистом-профпатологом, отвечающим за профилактические мероприятия.

Минус приказа 302н в том, что он громоздок, сложен и требует собственную инструкцию, которая помогла бы сориентироваться в путях его выполнения. Плюс в том, что на выходе имеются итоговые документы, в частности. заключительный акт, суммирующий результаты диспансеризации. Также среди итоговых документов представлены индивидуальные заключения, в которых прописаны рекомендации. Их формат не очень удобен для просмотра работодателем, но в общем 302н приказ отвечает необходимым требованиям.

Приказ 36ан подразумевает наличие карты учета диспансеризации, не дающей обратной связи, что не позволяет работодателю получить нужную информации.

Кроме того, у приказов разные критерии завершенности. Фонд ОМС заложил в приказ 36ан выполнение диспансеризации в размере не менее 85% объема исследований, после чего диспансеризация будет оплачена. В приказе 302н не обозначен критерий эффективности. Считается, что этим критерием является охват, но охват, не может быть решающим фактором. Эффективность в приказе 36ан тоже определяется охватом, то есть ни тот, ни другой приказ не дают четкого понимания эффективности осмотра, сожалеет Мазитова.

Другая проблема обоих приказов в том, что профилактические мероприятия, которые должны планироваться по итогам приказов 302н и 36ан, не поддержаны обучением специалистов или терапевтов. В ученых планах подготовки профессиональных профпатологов нет конкретных обучающих программ, пройдя которые специалист сможет донести до работодателя необходимую информацию на понятном для него уровне. Документооборот приказов организован архаично. Электронный документооборот, который вводят частные клиники, необходимо ввести на государственный уровень.

Имеются проблемы и с проведением диспансеризации работающего населения (обеспечение охвата осмотрами и прочее). Из трех задач ПМО решается частично только задача диагностики общесоматических заболеваний, а надлежащая практика разработки полноценных профилактических программ практически отсутствует. И наконец, медосмотры и диспансеризация во многом дублируют друг друга, так что, скорее всего, нужен какой-то единый документ, координирующий и согласующий эти мероприятия.

Источник: РИА «АМИ»